n w    w w w w

baner
Главная Семья и Мировой Кризис Семья и Мировой Кризис СОВРЕМЕННАЯ СЕМЬЯ КАК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ
large small default
Печать
СОВРЕМЕННАЯ СЕМЬЯ КАК ФЕНОМЕН КУЛЬТУРЫ
 
Ажар ЖОЛДУБАЕВА,
доктор философских наук КазНУ им. аль-Фараби
 
Республиканский общественно-политический журнал «МЫСЛЬ» 5.11
Kazgazeta.kz
 
Какова она, семья? Каковы ее основания? Какой, в конце концов, надлежит ей быть? Эти и другие вопросы, проходя через осознанную историю человечества, запечатлены всем сводом памятников мифов, религиозных верований, философских воззрений, правоотношений, изобразительных искусств и т. д.
Семья принадлежит к числу тех социокультурных явлений, интерес к которым носит устойчивый характер. Она является одной из приоритетных ценностей любого общества, поскольку положение семьи, тенденции, характеризующие ее состояние, выступают своего рода социальным индикатором, раскрывающим перспективы развития общества.
На наш взгляд, на современном этапе в Казахстане семейные проблемы приобретают новые характерные черты.
   

 

Cостояние казахстанской семьи не внушает особого оптимизма. Много говорится о ее шаткости, ранимости, кри­зисном положении. Нередко можно слы­шать заявления, что сегодняшняя семья уже изжила себя и что ее следовало бы заменить чем-нибудь другим. Встречают­ся также утверждения о катастрофе се­мейной жизни, призывы к ее спасению.
И действительно, оснований для тре­воги по поводу семьи больше, чем доста­точно. Слишком часто сегодняшние семьи распадаются, а среди тех, которые все-таки сохраняются, многие переживают внут­ренние противоречия и конфликты.
Семья, как структурообразующая система общественной жизни, воплоща­ет в себе нынешние кардинальные изме­нения социально-экономических отно­шений, преломляя их на микросоциаль­ном уровне. Поэтому понять состояние современной семьи, оценить перспекти­вы ее дальнейшего развития можно толь­ко с учетом кардинальных изменений, произошедших в общественной жизни и в массовом сознании на протяжении конца ХХ-начала XXI века.
Закономерности изменения семьи сонаправлены переменам, связанных с реформированием казахстанского соци­ума, под влиянием которых семья ока­залась под воздействием нескольких со­пряженных процессов. Это связано, в первую очередь, с такими явлениями как глобализация всех областей обществен­ной и личной жизни, увеличивающаяся нестабильность окружения, интенсифи­кация конкурентной борьбы, рост лич­ной свободы, эмансипация женщин, ус­ложнение способов социализации и мно­гое другое.
В крайне рационализированном со­временном обществе, пронизанном иде­ологией рынка, семья, вытесняясь на периферию, все менее справляется со своими сущностными функциями. Как результат — девальвация семейно-брачных отношений. Налицо имеет место снижение престижа ценности семьи, от­сутствует потребность молодых семей иметь в браке детей, растет число разво­дов, увеличивается доля людей, созна­тельно выбравших одиночество в каче­стве приемлемого стиля жизни.
С одной стороны, перечисленные по­следствия есть результат эволюционно­го развития института семьи: кризис тра­диционных ценностей и формирование нового типа семейных отношений, спо­собствующих раскрытию индивидуаль­ности личности, с другой, это результат кризиса семьи как социального инсти­тута, следствие общего экономического и демографического кризиса.
Кризисная ситуация проявляется в целом ряде проблем, с которыми стал­кивается и которые решает современ­ная семья.
Проблемы связи семьи и общества. В современных условиях ослабевает фор­мальная связь общества и семьи. Мо­дель семьи в сознании и поведении со­временных казахстанцев вариативна. Она сохраняет черты традиционности и, в равной степени, приобретает иннова­ционный характер: на смену традицион­ной формуле семьи приходит множе­ство вариантов совместного прожива­ния — гражданские и гостевые браки, полигамные отношения.
Для семейных отношений этот ре­зультат противоречив и не может быть оценен в понятиях «хорошо — пло­хо»; он разрешает одни проблемы и со­здает другие. Так, по мнению некоторых исследователей изменения формы совре­менной семьи есть переход к новым спо­собам взаимоотношений — более разно­образным и более подходящим для со­временных мужчин и женщин; другие исследователи обращают внимание на то, что в глобальном обществе потребления брак более не представлен в обществен­ном сознании как единственно возмож­ный способ проживания жизни.
На наш взгляд, возникновение новых моделей семьи необходимо оценивать не как проявление дезорганизации инсти­тута семьи, но как процесс, естественный и нормальный в условиях демократиза­ции общества и его модернизации по за­падному типу.
Изменение характера межличност­ных отношений в семье. Включенность в семью перестает быть необходимым фактором духовного и физического выживания. Брачные узы и связанные с ними ответственность, самоотречение ради семьи все меньше привлекают молодых людей, воспринимающих ее либо как бремя, либо, наоборот, как не­позволительную роскошь, отвлекаю­щую от работы и самореализации в об­щественной сфере.
А между тем место и роль семьи в жизненном сценарии каждого человека чрезвычайно велики. И как бы мы ни относились ко всем трудностям и пре­вратностям семейной жизни, как бы мы не критиковали — справедливо или не­справедливо — сам институт семьи, — все этапы жизненного пути человека, равно как и все самые острые проблемы чело­вечества, в том или ином виде, представ­лены во внутрисемейных взаимоотноше­ниях. Не случайно видный немецкий бо­гослов XIX века Август Толук сказал: «Мир управляется из детской». Мир не только строится в детской, добавим мы, но и разрушается в ней, здесь проклады­ваются не только пути спасения, но и пути гибели.
Изменения в функциях семьи. Совре­менная семья все более становится малодетной, а, следовательно, семья все хуже реализует свою основную функ­цию - рождение детей. Для воспроиз­водства населения необходимо, чтобы в обществе было примерно 24% двухдетных семей, 35% — трехдетных, 20% - четырехдетных, 7% — пятидетных и более, 14% — бездетных и однодетных. Сегод­ня по Казахстану примерно 80% семей имеют 1-2 детей, что означает падение рождаемости ниже границы простого воспроизводства населения.
По нашему мнению, малодетность не стоит расценивать как негативное, ката­строфическое состояние семьи. Оно яв­ляется для современного казахстанско­го общества столь же естественным, как и многодетность для индийского или китайского социума. Развитие цивилиза­ции ведет к установлению иных отноше­ний между обществом и индивидом, в которых приоритеты определяет отнюдь не социум и то, что более значимо для общества, индивид может воспринимать как малозначимое или неактуальное для себя. Собственное «Я» в этом контексте входит в ценности первого уровня, тог­да как демографическое будущее госу­дарства - в разряд, не имеющий значи­мой личностной приоритетности.
Итак, семья — это не только форма организации общей жизни людей, это так­же одно из самых весомых измерений жизни человека, в которой он проявляет очень важные личностные качества. Да, безусловно, человек может реализовать свои способности и таланты в сфере ма­териального производства, в науке, искус­стве, спорте и т.п. Но быть хорошим му­жем или женой, любящим сыном, внима­тельным братом, заботливым внуком — это тоже важные составные жизни чело­века, нуждающиеся в проявлении.
Взаимоотношения в семье важны, так­же и тем, что непосредственно относится к сущности культурного бытия личности — именно семья формирует человека, си­стему его взглядов, его нравственную ориентацию. Поэтому семью называют «лабораторией» человеческих судеб, не только личных, но и народных, обще­ственных, государственных. В семье воз­никают определенные ценности и анти­ценности, которые непосредственно и постоянно влияют на состояние и уровень культурного комфорта, а, следовательно, и на устойчивость человека в мире.
Ценности, обретаемые в семье, явля­ются настолько важными, что их на­личие может обеспечить человеку пси­хологический комфорт даже при прочих неблагоприятных факторах: например, гармоническая семья помогает перено­сить и неприятности по службе, и финан­совые затруднения, и проблемы со здо­ровьем. И напротив, потеря ценностей семьи резко понижает эмоциональный комфорт, что на практике называется «плохим настроением», «депрессией», «нервным срывом» и т. п. По-видимому, это вызывается тем, что названные от­ношения вырабатывают особого рода ценности, которые ничем не заменишь. Чтобы в полной мере ощущать культур­ный комфорт и целостную полноту жиз­ни, человеку надо иметь «родственную душу», которой можно было бы рас­крыться, не опасаясь непонимания, рав­нодушия, насмешки и т. п. Без этого эмоциональная жизнь человека будет суха и безрадостна, хотя до поры до вре­мени он сам может этого и не ощущать.
С другой стороны, в рамках культур­ной жизни, что не менее важно, форми­руются и определенные антиценности. Если взять, например, отрицательное от­ношение человека, с одной стороны, к тому или иному политическому лидеру, а с другой — к тому или иному члену се­мьи, то второй фактор, безусловно, будет в большей степени определять эмоцио­нальный дискомфорт. Область антицен­ностей семьи весьма широка — от непри­язни к какому-либо члену семьи до от­крытых столкновений с ним. Но любое возникновение антиценности независимо от ее этиологии лишает человека душев­ного комфорта. Если иметь в виду такой конечный антропологический результат, как человеческое счастье, то оно опреде­ляется, в конце концов, не служебными достижениями, не местом в иерархии об­щественных образований, но прежде все­го порядком и миром в личной жизни, добрыми отношениями в семье.
Наше государство - это проекция на­ших семей. На самом деле, в семье мож­но найти составные элементы большого государства. В семье есть экономика — это зарплата мужа и жены, внутренняя и вне­шняя политика - это отношения внутри семьи и отношения с соседями, друзья­ми, коллегами. Однако, самое главное в семье — это любовь между ее членами. С этого начинается создание семьи. С это­го начинается и разрушение семьи.
Более того, стабильность или неста­бильность общественной жизни, здоро­вье нации, умение жить в обществе на­прямую ставится в зависимость от состо­яния семьи, от уровня морали, привитой в семье. Не случайно французский со­циолог XIX века Фредерик Ле Плей ут­верждал: «Скажите, какова ваша семья и я скажу, каково ваше общество».
В семье мы усваиваем надлежащие принципы нравственного поведения, со­ставляющие основу взаимоотношений с родителями, бабушками и дедушками, братьями и сестрами и т. д. Этими нор­мами мы, естественно, будем руковод­ствоваться в обществе. Насколько мы усвоили эти уроки в семье, настолько успешно сложится наша жизнь в обще­стве в качестве юриста, педагога, артис­та, президента и т. д. Таким образом, се­мейная этика образует своего рода фун­дамент для социальной этики.
Семья важна для всего общества в целом как структура, в рамках которой происходит процесс социализации чело­века. Для государства семья является единицей воспроизводства населения; укрепление института семьи в обществе видится как основа для достижения де­мографического баланса и решения со­циально-экономических проблем. Авто­ры политических программ часто выст­раивают тексты таким образом, чтобы вписать семью как личное пространство человека в различные контексты более широкого уровня. Следовательно, семья является не только сугубо личной сфе­рой жизни человека, но и пространством, где пересекаются личностные и обще­ственные интересы.
Разумеется, в различных обществен­ных, цивилизационных и культурных условиях феномен семьи может выгля­деть по-разному. Демографы, психоло­ги, социологи могут привести множество противоречащих друг другу мнений и соображений на этот счет. Особенности семейных отношений могут иметь несхо­жие формы юридического, экономичес­кого, социального и иного оформления.
Культурологический же смысл семьи чрезвычайно важен; он, может быть, даже более значим, чем социальный, экономический, политический именно
потому, что первое, что дает человеку семья, это ценности, а изучение прису­щей человеку системы культурных цен­ностей и есть, как мы помним, одна из задач культурологии.
И так, выделенный угол зрения на се­мью заключается в уяснении ее куль­турного смысла как духовной ценности. Будучи атрибутом внутреннего мира, ча­стью личной жизни и индивидуального бытия семья и события, происходящие в ней, обладают определенной повторяемо­стью. В этой повторяемости как раз и про­является социокультурная природа се­мьи. Семья есть связующее звено между обществом и личностью. Различные сто­роны общественной жизни, внешние ус­ловия и внутренние побуждения людей, объективные и субъективные воздействия разнообразных факторов проявляются и переплетаются в семье самым неожидан­ным образом, порождая подчас непред­виденные результаты.
Итак, какие же уникальные культур­ные ценности дает человеку семья?
Первая и важнейшая ценность, кото­рую дает семья, — это дом. В нашем смыс­ле - это не просто жилище, а важнейшая культурологическая реалия и вместе с тем многозначный культурный символ. Таких символов немного в истории человечес­кой культуры, но все они чрезвычайно важны. Таков, например, символ дороги, означающий развитие, символ солнца, дарующий надежду, символ птицы, оли­цетворяющий собой свободу и т. п.
Прежде всего, с понятием дома с дав­них времен связано представление о на­дежности, защищенности человека от внешней среды, зачастую враждебной человеку. Дом в этом отношении — убе­жище, нечто, безусловно, свое в проти­вовес чужому. Даже элементарная пеще­ра с костром была для первобытного че­ловека островком безопасности: здесь он мог хотя бы спокойно выспаться, не опа­саясь быть застигнутым врасплох, съе­денным или плененным. Такое отноше­ние к дому повсеместно в человеческой культуре; английская пословица «Мой дом — моя крепость» или русская пого­ворка «Дома стены помогают» идеально отражают эту культурологическую тен­денцию и первоначальный смысл дома.
Но дом не просто защищает человека от враждебности внешней среды, не толь­ко ставит барьер отрицательным эмоци­ям, но и порождает в человеке эмоции положительные. Человека тянет в дом, в нем он счастлив и тогда, когда внешний мир ему не враждебен. Дом дарит уют, покой, тепло, и. между прочим, не толь­ко эмоционально, но и физически.
Не случайно наиболее естественным и распространенным эпитетом к слову «дом» возникает слово «родной». Дом привлекает человека прежде всего пото­му, что в нем все привычное, родное, знакомое с детства, и это — важная со­ставляющая уюта и эмоционального комфорта, так как обеспечивает челове­ку важнейшее культурное свойство — стабильность.
Но, разумеется, не только привычные и родные веши делают дом источником эмоционального комфорта. Гораздо важнее, что дома, в семье человека ок­ружают родные люди, которые любят его не за какие-то присущие ему качества, но просто потому, что он «свой», пото­му, что он принадлежит к той малой, но очень компактной группе людей, кото­рые называются родными. Человек воз­вращается в дом с радостным ожидани­ем, потому что там он будет среди род­ных, потому что он любит их, а они его, потому что в доме царит совершенно особая атмосфера благожелательности всех ко всем, радость ничем не замени­мого взаимопонимания.
Во все времена и, кажется, во всем цивилизованном мире бездомные, бро­дяги считались самыми несчастными людьми. Особенно остро переживается человеком ситуация, когда он сам раз­рушил свой дом или поставил себя вне его. Дом есть, но вход в него для челове­ка закрыт - это одна из наиболее страш­ных трагедий. Ему некуда пойти, для него нет теплого угла и сочувствия родных.
Жизнь современного человека доволь­но четко делится на общественную, про­ходящую на глазах у других, и частную, интимную, в которой чужому нет места. Семья в наиболее полной мере является носительницей интимной жизни как осо­бой ценности, а гарантией сохранения ее является опять-таки дом. Не случайно рус­ская пословица рекомендует не выносить сора из избы, а французский аналог — не копаться в чужом грязном белье.
В наше время проблема интимного как ценности становится очень острой, потому что жизнь делается все более «от­крытой», все более коллективной. Даже сам характер работы способствует это­му: трудовая жизнь человека, за редким исключением, проходит «на людях», в том или ином коллективе. То же самое происходит и с досугом: заполненность пространства настолько велика, что че­ловек с трудом находит уединение даже на природе. Естественно, интимная жизнь начисто исключена в таких мес­тах, как магазины, общественный транспорт, зрелищные учреждения (те­атр, кино, стадион), собрания, митин­ги и т. п. А между тем интимная, никем не контролируемая жизнь — это цен­ность, значение которой возрастает с развитием цивилизации.
И во всех названных (да и не назван­ных) случаях человеку необходимо, чтобы за ним никто не наблюдал — толь­ко тогда появляется возможность полно­ценной релаксации, рождающей душев­ный комфорт и, следовательно, являю­щейся культурной ценностью, особенно ясно осознаваемой, когда этой ценнос­ти человека лишают. Надеть удобный спортивный костюм, полежать с книж­кой в кровати, послушать музыку, съесть что-нибудь вкусное, вообще ничего не делать, а просто сидеть и наслаждаться одиночеством — при всей, казалось бы, мелкости и незначительности названные и им подобные явления суть ценности, повышающие культурную стабильность, поэтому без этих маленьких прихотей, которые могут быть реализованы толь­ко в доме, человек не будет счастлив.
Еще одна важная ценность, непос­редственно связанная с категорией се­мьи — это особые близкие семейные отно­шения. К сожалению, не все семьи уме­ют их производить в достаточном коли­честве и достаточно хорошего качества. И это, на наш взгляд, — важнейшая пси­хологическая, педагогическая и психо­терапевтическая проблема, требующая решения. При всякого рода сложностях в жизни человек отправляется к родным за советом, помощью, сочувствием. В кризисной ситуации даже надежные и преданные друзья не всегда могут заме­нить родных — именно в силу того, что взаимопомощь между членами одной семьи является как бы культурным реф­лексом и беда родственника осознает­ся, как правило, полнее и эмоциональ­нее, чем беда друга.
Особый ценностный смысл несет в себе культурная традиция, имеющая осо­бый статус — она соединяет личное с об­щественным. Приобщаясь к семейным традициям у человека существенно по­вышается психологическая стабильность и тем самым уровень эмоционального комфорта. Став взрослыми, дети повто­ряют в своей семье все то, что было в се­мье его родителей.
У семьи есть еще одна весьма суще­ственная функция: обыкновенно имен­но в семье человек обретает националь­ное самосознание. С самого раннего воз­раста из многих повторяющихся мелочей быта, из разговоров старших, из выпол­нения тех или иных ритуальных дей­ствий, из чтения книг и т. п. у ребенка постепенно развивается чувство нацио­нальной принадлежности, и обыкновен­но уже в период отрочества он вполне осознанно ощущает себя казахом, рус­ским, китайцем и т. д.
Подытоживая сказанное, повторим: современные условия жизни очень жес­токи. Они бьют по самой уязвимой, но важной части человеческого сообщества - по семье. Семья в мире большого вы­бора, новых технологий и разнообразных услуг теряется. Возникают проблемы семьи не только как подструктуры об­щества, но и как самостоятельного фе­номена культуры. Именно эти пробле­мы разрушают семью изнутри.
Последствия таких проблем для семьи далеко не однозначны. С позиций соци­альных демографов — да, семья распада­ется как социальный институт, и будущее ее состояние ведет общество через депо­пуляцию к вырождению. С позиций здра­вого смысла во всем есть не только отри­цательные стороны, но и положительные; отмирают устаревшие модели семейных отношений, остается то, что на данный момент способствует развитию семьи. В любом ее варианте она сохранит свою социокультурную сущность и останется звеном, соединяющим индивида с обще­ством и вводящим его в это общество. Какой бы вид она ни приобрела, семья будет тяготеть к интеграции своих членов, даже если это будут всего два человека. Возможно, семья не выполнит историчес­кой миссии воспроизводства населения, и оно приобретет иные очертания, одна­ко семья сохранит свое господство в иерархии ценностей человека в том ее ва­рианте, который будет для него наиболее удобным и предпочтительным.
 
 
Лучшая IT компания в Казахстане - Global Services International