n w    w w w w

baner
Печать
СИМПТОМ  ВТОРОЙ ВОЛНЫ
 
Фарида Галиева
 
2 ноября 2011
   
Тема “второй волны” мирового финансового кризиса вновь стала актуальной. Об этом говорят и пишут все чаще и употребляют при этом все более сильные эпитеты. Мнения при этом высказываются самые разнообразные, от полного неприятия угрозы кризиса до предсказания его апокалиптических последствий.
Свое отношение к этой полемике мы попросили высказать знаменитого американского журналиста Томаса Фридмана, который готовит к выходу свою новую книгу “Правда и мифы о мировом кризисе”, наполненную интервью с известными экономистами и финансистами.
 
- Наш первый и естественный вопрос: предстоящая “вторая волна кризиса” - это, на Ваш взгляд, правда или миф?
 
- Вопрос что называется ударный... Кто же может на него ответить? К примеру, мой приятель Нуриэль Рубини считает, что эта волна неизбежна. А вот Грэг Николсон, известный пророк в финансовых кругах Америки, думает, что все это нагнетается теми, кто хочет во что бы то ни стало списать свои долги. А вот реальных предпосылок для нового кризиса, по его мнению, нет. В процессе написания книги у меня создалось впечатление, что в экспертном сообществе - во всяком случае, в США, - царят растерянность и метания. Экспертам необходимо хоть что-то говорить по этому поводу, ведь это их работа, а что говорить, они не знают. Это поразительно, но это так.
Каждый день приносит все новые статистические данные, которые каждый день дают совершенно противоречивую картину. Логический вывод построить из нее порой просто невозможно. Поэтому эти эксперты вынуждены говорить хоть что-то, пусть заумное, но похожее на какой-то прогноз. На самом деле это не прогнозы, а растерянность и ожидание хоть чего-то определенного. Так что ответить на ваш вопрос я могу лишь так: что-то будет, ведь когда миллионы людей в мире этого “чего-то” ожидают, то оно непременно будет.
 
- Ну вот, хоть один точный и определенный прогноз... И все же. Существуют ли предпосылки к новым глобальным финансовым и экономическим потрясениям?
 
- К сожалению, да. Вот здесь двух мнений быть не может. Нынешний год стал действительно тревожным. Особенно после биржевого обвала в августе. Стало ясно, что ситуация действительно опасная. Ведь сегодня, по большому счету, кризис никому не нужен, несмотря на иные мнения. Но предвестники кризиса все же проявляются. Это означает, что в самой нынешней финансовой и экономической системе, в ее незримой глубине, идут процессы, суть которых никто определить не может. Говорят о системном кризисе, то есть когда разрушается сама система нынешних взаимоотношений в мире денег и производства. Но этого не может происходить по определению: никто не хочет разрушения этой системы. А сама она - это дело рук человеческих, а не порождение природы. Поэтому люди способны ее изменить, усовершенствовать, подновить наконец. Они стремятся все это сделать, а ситуация остается тревожной.
 
- Может, все-таки заговор?
 
- Это было бы вполне удобное объяснение. Оно устроило бы многих. Но заговор кого и против кого? Я тоже увлекался этой идеей на определенном этапе написания своей книги, но очень скоро заметил, что этим же самым страдают слишком многие из моих собеседников, и тогда я задался вопросом: так кто же в заговоре? Получается - все считают друг друга заговорщиками, но тогда совершенно абсурдно выглядит цель этого заговора. Разрушить нынешнюю финансовую систему? Чтобы обрубить сук, на котором сидишь сам, и упасть? Нет, думаю, дело здесь не в заговоре, а в элементарной жадности и в стремлении довести систему наживы до гротеска. Представьте себе, что вы крупный банкир, такой банкир, у которого постоянно берут кредиты, скажем, военные корпорации. Вы постоянно расширяете свою финансовую империю, и она постоянно нуждается в прибыли, в сверхприбыли. А для этого нужно, чтобы у вас непрерывно брали кредиты и вы поневоле вынуждены влиять и на политику правительства, и вмешиваться в принятие законодательных решений, лоббировать интересы тех или иных конгрессменов или сенаторов. При этом никто никакими моральными критериями себя не утруждает. Бизнес есть бизнес. Мне нужно укрупнять свой бизнес, я даю работу сотням тысяч американцев, все это усиливает Америку и способствует распространению демократии в мире. И таких финансовых империй сотни. Всем нужна сверхприбыль, все стремятся ее получить без оглядки на какие-то системные сбои. Все изобретают для этого всякие уловки. Биржевые игры, деривативы, производные инструменты, ипотеку и прочее. Когда можно получать сверхприбыли, то у финансиста исчезает адекватное восприятие окружающего мира.
 
- Прав был Маркс, писавший о капиталистах, у которых нет ни чести, ни совести, когда дело касается прибыли.
 
- Конечно, прав. Не прав он был лишь в одном: альтернативы этой системе нет. Что бы ни говорили про Китай, но нет более эффективной экономической модели, нежели капиталистическая. А она, как и все в этом мире, подвержена спадам и подъемам.
 
- Но вернемся к конкретике. Что может быть в случае самого пессимистичного развития событий?
 
- Если говорить о таких странах, как Россия и Казахстан, то это, прежде всего, приведет к увеличению инфляции. К росту цен на все возможное. Ведь экономики таких стран напрямую зависят и от экспорта своих природных ресурсов, и от импорта многих товаров и продуктов. На мой взгляд, критическим порогом цены на нефть для Казахстана будет 80 долларов за баррель. Если к будущему году или в первой его половине она опустится до этого уровня, казахстанскому правительству придется принимать экстренные меры.
 
- На днях председатель Нацбанка Казахстана Григорий Марченко заявил, что в случае второй волны кризиса правительству страны придется потратить не менее 20 миллиардов долларов из Нацфонда. Как Вы полагаете, будет ли это оптимальной ценой за эту вторую волну?
 
- Я читал в Интернете про это заявление, и оно, если честно, меня несколько удивило. Казахстан - слишком важный партнер Америки и Европы, чтобы игнорировать новости из этой страны. Я нисколько не сомневаюсь в компетентности и профессионализме правительства Казахстана и самого господина Марченко, но прогнозировать сегодня затраты на выход из кризиса - это крайне рискованное занятие. Не хочу также нагнетать пессимизм, но состояние казахстанских банков... В общем, мне очень хотелось бы, чтобы намерения господина Марченко осуществились. Заплатить такие небольшие, по нынешним меркам, деньги и выйти из положения, - я буду очень рад за Казахстан.
 
- Если несколько отвлечься от глобальных макроэкономических вопросов - что может ждать простого гражданина Казахстана, если эта пресловутая волна все же придет в нашу страну?
 
- Как я уже сказал, стремительного роста инфляции.
Снижения реальных доходов, заработной платы, роста безработицы и, следовательно, падения покупательского спроса.
Урезания всех социальных программ правительства.
Расходов даже на оборону и на дорогостоящие инновационные проекты.
Больнее всего это ударит, как всегда, по малоимущим слоям населения, по малому и среднему бизнесу.
Будут многочисленные банкротства и разорения.
А все это неизбежно приводит к социальным брожениям.
Но, опять повторюсь, сегодня никто не может предсказать - будет ли эта волна или нет. Ведь правительства, в том числе и казахстанское, не сидят, сложа руки. И банки тоже. И ведущие финансовые структуры. Предпринимаются энергичные меры по оздоровлению и экономики, и по изменению ситуации в финансовом секторе. Так что не стоит паниковать. Тем более, что паника - самый худший из способов пережить потрясения.
 
Лучшая IT компания в Казахстане - Global Services International