n w    w w w w

baner
Печать

Наши ценности и наше будущее

 
Аркадий Пчемьян 
 
25 января 2012           
 
 
Часть I: Кругооборот ценностей в истории
 
В основании любого общества лежит та или иная система ценностей. Какие ценности исповедует современное российское общество? Как они влияют на нашу жизнь и наше будущее? Надо ли нам откорректировать нашу систему ценностей? Чтобы ответить на эти вопросы надо, прежде всего, разобраться с ассортиментом ценностей.
 
Их разнообразие поражает -- к ним можно отнести, например, такие: Бог, Православие, Ислам, Родина, Государство, Коммунизм, Права Человека, Нация, Свобода, Равенство, Братство, Правда, Справедливость, Семья, Личность, Дети, Благосостояние, Прогресс, Творчество, Дружба, Любовь, Закон, Труд, и т.п.
 
Чтобы внести в вопрос некоторую ясность, упростим задачу, разбив всё множество возможных ценностей на три группы: а) духовные ценности – Бог, Свобода, Коммунизм, Справедливость… б) общественные ценности – Родина, Государство, Нация… в) личностные ценности – Личность, Дети, Семья, Благосостояние…
 
В общественном сознании любой страны всегда присутствуют все группы ценностей, но в разных пропорциях, причём со временем пропорции могут кардинальным образом меняться. Изменения пропорций приводят к революциям и диктатурам, войнам и смутам, периодам процветания и застою, что, в свою очередь, также воздействует на системы ценностей. В связи с этим полезно изучить историю вопроса на примере России за последние 300 лет, это поможет нам избавиться от ряда иллюзий.
Динамика российских ценностей
 
Начнём с допетровской России. Это был период безусловного приоритета религиозных ценностей, период церковного раскола, произошедшего, на взгляд современного человека, из-за совершенных пустяков. Однако, за эти «пустяки» люди убивали друг друга и самих себя. Общественные и личные ценности были вторичными.
 
Пётр Великий принципиально изменил ситуацию: во главу угла была поставлена идея Государства, подмявшего под себя и церковь, лишившуюся патриаршества, и личность человека, окончательно потерявшего свободу.
 
После Петра роль государства несколько снизилась, оставаясь, тем не менее, ведущей до эпохи Екатерины Великой, сделавшей резкий поворот в сторону роста значения личности человека – хотя и в применении только к дворянству. Такое изменение сопровождалось значительным увеличением численности населения, ростом личных и государственных доходов, огромными территориальными приращениями. Неудивительно, что дворянство назвало этот период «золотым веком». Но в это же время начинают проявляться и негативные последствия увеличения роли личностных ценностей.
 
Когда осознавший это Павел решил навести порядок (например, вызвал на службу «гвардейцев», годами сидевших по поместьям, но исправно получавших жалованье), его устранили, и страна продолжала двигаться в сторону ослабления общественных (государственных) ценностей и усиления личностных. В это же время начался рост интереса к духовным ценностям -- этому способствовала в т.ч. и Отечественная война, не только возбудившая патриотические чувства, но и приведшая к росту вольнодумства. Этот тренд закончился восстанием декабристов. Подавивший бунт Николай I продолжил дело своего отца и довёл роль государства почти до петровского уровня.
 
При Александре II на лидирующие позиции опять прорвались личностные ценности: были освобождены крестьяне, страна начала ускоренно развиваться, расцвела культура, произошёл демографический взрыв, а свобода затопила страну. Одновременно это был период зарождения террористического движения и немыслимых раньше покушений на царя. Александр III опять попытался развернуть страну в сторону государственных ценностей, но при Николае II тренд на усиление личностных ценностей продолжился, сопровождаясь, как и при Александре I, повышением доли духовных ценностей (Свобода, Политические права, Коммунизм). Все закончилось крахом в 1917 году, когда общество отреклось от государства.
 
Наступившую анархию и развал страны подавили большевики. Однако руководствовались они не столько интересами государства, сколько абстрактными идеями  Коммунизма и Мировой Революции. Ради этих идей они, не задумываясь, были готовы пожертвовать Россией.
 
Сталин опять вернул приоритет государственным ценностям, а идеи Коммунизма и Мировой Революции де-факто задвинул в угол. Личностные ценности также подверглись жесткой редукции.
 
Следующий период – хрущёвская «оттепель». Это римейк эпохи Александра II – свобода, амнистия политзаключённых, выдача паспортов колхозникам, массовое жилищное строительство, и т.п. Как и в предыдущих случаях, здесь происходит почти одновременный рост интереса к духовным ценностям -- опять к Коммунизму (была принята программа построения Коммунизма), Гуманизму (резко шагнули вперёд все виды искусства), Правам Человека (появились первые диссиденты).
 
Через некоторое время, как и в предыдущих случаях, начали проявляться и негативные последствия снижения роли государства. Осознавший это Андропов собирался закрутить гайки и стать в этом смысле аналогом Александра III, однако сделать ничего не успел. Проблемы нарастали, общество опять  отреклось от государства, которое вскоре распалось и во многих его бывших частях начались военные конфликты. В России тоже началась гражданская война на Кавказе. Ситуацию изменил Путин, предотвративший дальнейший распад страны. За время его правления существенно возросла доля людей, считающих Государство ключевой ценностью.
А как в Америке?
 
В Америке было примерно как у нас. После рузвельтовской диктатуры, Мировой, а потом и корейской войн в Америке наступило золотое время – американцы богатеют, поднимают национальные флаги, любят свою страну, создают крепкие семьи и рождают массу детей (бэби-бум), по воскресеньям ходят в церковь, заселяются в новые дома, покупают новейшие автомобили с рыбьими хвостами и с уверенностью смотрят в будущее. Едва ли не единственное тёмное пятно – расовая сегрегация.
 
Казалось бы, живи – не хочу. Но всё кончается.
 
В это время рождается первое сытое поколение, которое в 60-е годы массово отправляется на учёбу в колледжи и университеты, при которых появляются студенческие кампусы. В этой среде довольно скоро начинают распространяться Левые идеи, Наркотики, появляются первые хиппи, начинается Сексуальная Революция. Государство подстегнуло эти процессы, начав вьетнамскую войну, – молодёжь ответила массовым уклонением от военной службы, разнообразными акциями протеста, которые получили поддержку со стороны ранее безмолвного чёрного населения. На первый план выдвинулись идеи Равенства, Справедливости, Прав Человека. Под напором этих ценностей государство непрерывно сдавало свои позиции. Знаковой стала отмена в 70-х годах запрета на аборты, что было раньше совершенно немыслимо. Каждый следующий президент был слабее предыдущего, страна входила в системный кризис.
 
Так продолжалось, пока не появился Рейган, который начал борьбу с кризисом с консервативных позиций восстановления роли государства и традиционных ценностей – в этом смысле он явился американским аналогом Александра III. Его правление позволило Америке продержаться до развала СССР и подарило ей десятилетие абсолютного доминирования.
 
Однако шанс не был использован, и процессы распада никуда не делись – под их давлением американские ценности падали одна за другой. Так, на рубеже веков пал один из столпов протестантской этики – Бережливость: американцы стали тратить больше, чем зарабатывать. Религиозности нанёс удар Верховный Суд, запретивший размещать на зданиях судов распятия и библейские заповеди. Становой хребет Америки – средний белый американец, не безработный, не инвалид, не гомосексуалист -- стал излюбленным объектом фактического террора со стороны различных агрессивных организаций – прежде всего феминистских и негритянских, продвигавших свои специфические системы ценностей. Продолжался и распад американской семьи, способствовавший снижению доли белых американцев в населении страны. Корпорации, ранее позиционировавшие себя как фундамент американской общественной системы, фактически предали свою страну, начав перевод производств в Азию. В поисках выхода Америка ввязалась в нелепые войны – но проблемы не только никуда не делись, но и обострились. Отдельные позитивные достижения (Силиконовая долина) не смогли перевесить процессы распада.
 
С большой вероятностью можно предполагать, что деградация будет продолжаться, пока не произойдет полный распад или превентивное установление диктатуры с резким ущемлением ценностей Свободы, Демократии, Прав человека и т.п.
Кругооборот ценностей и наше ближайшее будущее
 
Какие выводы следуют из изложенного?
 
1. Мы ходим по кругу: общественные ценности сменяются личностными, потом духовными, а наступивший в итоге крах опять приводит к росту общественных ценностей. Соответственно меняются и формы правления: диктатура – либерализм – консерватизм – либерализм – кризис – диктатура и т.д. Под диктатурой здесь понимается политика максимального закручивания гаек, под либерализмом – обратная политика, а под консерватизмом – умеренное подкручивание гаек.
 
2. Период консерватизма, длящийся 10 – 15 лет, является своего рода остановкой на пути в пропасть. Теоретически его цель -- дать обществу время на выработку рецептов спасения, однако этого никогда не случается.
 
3. Выход из кризиса всегда состоит в усилении роли государства. Даже после 17-го года, когда государство рассматривалось как средство воплощения абстрактной идеи.
 
4. Период подавляющего значения государства длится до тех пор, пока жив Диктатор, как бы ни назывался его пост, т.е. несколько десятилетий – период смены одного поколения.
 
5. После его смерти наступает эйфория от ощущения свободы, страна бурно развивается, население увеличивается. Почти одновременно начинается рост значения духовных ценностей – возникает блестящая культура, общественная жизнь бьет ключом.
 
6. Этот период, своего рода золотой век, когда достигается оптимальный баланс различных ценностей, тоже длится недолго – одно поколение. К концу периода явственно начинают проявляться признаки деградации, распада, собственное государство начинает вызывать ненависть, в итоге – опять крах.
 
Если изложенное верно, то чего нам следует ожидать в будущем? Для ответа на этот вопрос мы сначала должны идентифицировать прошедшее 12-тилетие. Очевидно, это был период умеренного подкручивания гаек, т.е. период консерватизма, а Путин был аналогом Александра III или своего бывшего шефа Андропова. Поскольку такие периоды не длятся слишком долго, то можно считать, что он уже закончился или закончится в ближайшие годы.
 
После этого наступит либеральный период, в чем-то аналогичный периоду правления Николая II с аналогичным финалом.
 
Нас ожидает рост недовольства со стороны правых – что уже произошло и настолько напугало руководство страны, что оно тут же пообещало либеральные реформы.
 
Это бы ещё ничего, но поскольку по всем прогнозам мир вступает в эпоху турбулентности, если не сказать хаоса, у нас внутри страны возникнут серьёзные проблемы -- и тогда на улицы выйдут не тысячи правых, а миллионы голодных и поэтому очень злых левых, которые будут требовать не зрелищ, а хлеба.
 
Но откуда он возьмётся, если прошедший период был временем непрерывного возрастания зависимости страны от экспорта и импорта, а получаемые колоссальные доходы не шли на развитие страны, а омертвлялись (на «чёрный день») в резервах Центробанка и различных резервных фондах и возвращались на Запад в обмен на его ценные бумаги? Вообще большой вопрос, сможем ли мы воспользоваться нашими деньгами, если пресловутый «чёрный день» настанет? Не сгорят ли они в инфляционном пожаре, не будут ли они заморожены под любым предлогом?
 
При определённом стечении обстоятельств руководство страны власть не удержит и тогда начнется хаос.
 
В общем, перспективы тревожные. У многих наших соотечественников, в т.ч. у читателей «Однако» есть готовый ответ: нужен Сталин. Но кто может им быть?
 
В. Путин не может, как это показано в недавней статье А. Дугина. Тогда кто-то, кто придёт к власти после него, т.е. в разгар кризиса? Но ведь мы хотим его избежать? Не надо иллюзий: мы должны понимать, что «Сталин» -- это сильный ответ на сильный кризис, это реаниматолог, услугами которого можно воспользоваться, только попав в реанимационную палату.
 
Поэтому, оставив «Сталина» на самый крайний случай, нужно искать другие – превентивные решения.
 
Хороший вариант – ускоренно развивать народное хозяйство на основе индустриализации и импортозамещения и усиливать интеграцию с Белоруссией, Казахстаном и другими республиками. Но давайте посмотрим правде в глаза: серьёзная индустриализация у нас невозможна по причине отсутствия достаточных частных капиталов, а для того, чтобы делать госинвестиции, надо зарезать священную корову – ЗВР Центробанка, на что наше руководство не пойдёт. А если и пойдёт, то всё равно ничего путного из этого не выйдет, т.к. у государства нет опыта и инструментов инвестирования. Пример у нас перед глазами: Роснано, вернувшее в бюджет большую часть выделенных средств и вздохнувшее с облегчением, т.к. всё равно не знало куда их инвестировать. Что касается интеграции с республиками бывшего СССР, не надо переоценивать его экономическое значение, которое существенно меньше политического, как бы это ни отрицалось.
 
 
Часть II: Гармония ценностей   
 
 
    Если изложенное в первой части верно, то возникает естественный вопрос: можно ли из нашего предкризисного периода перепрыгнуть в «золотой век», минуя фазы кризиса и диктатуры и, если да, то каким образом?
 
   С точки зрения системы ценностей «золотой век» - это период, когда личностные, общественные и духовные ценности сбалансированы в отличие от нашего времени доминирования личностных ценностей (причем нередко самых убогих).
 
Сбалансировав тем или иным способом систему ценностей, и, что не менее важно, определив высшие ценности каждого типа, мы получим общество, психологически неотличимое от общества «золотого века». Исчезнет ли в результате этого кризис, появятся ли новейшая индустрия, передовая наука и блестящая культура? Прекратится ли вымирание нашего народа, станут ли наши улицы безопасными, а полицейские приветливыми?
 
   На первый взгляд - нет, т.к. это противоречит общепринятой парадигме «бытие определяет сознание». Поэтому, чтобы получить, например, культурный взлет, надо не заниматься психокоррекцией, а потратить на культуру уйму денег.
 
   Эта точка зрения, несомненно, справедлива. Но, столь же справедлива и противоположная: «сознание определяет бытие». Эту концепцию, например, вовсю использует рекламный бизнес: влияя на предпочтения людей, он формирует материальную среду. На этом же была основана идеологическая работа КПСС.   Бездарность этой работы – одна из причин краха СССР. Задолго до 1991 года он наступил в головах советских людей.
 
   Вообще любое психологическое воздействие, меняя поведение, меняет и мир.
 
Если взять самое материальное – индустриализацию, то мы увидим, что в конечном итоге ее масштабы определяются даже не количеством денег, а устройством голов ее организаторов – их взглядами, предрассудками, целями, идеями. Правильно устроенные головы стоят миллиарды, если не триллионы, что мы видим на примере Стива Джобса.
 
    «Золотой век» всегда порождает массу талантов, поэтому логично считать, что люди этой фазы легко решат задачи, которые нам не по плечу - они справятся и с кризисом и приведут нашу страну к процветанию. Надо также учитывать, что ценностно-сбалансированное общество не будет генерировать массу негативной энергии, и, соответственно не будет тратить силы на ее нейтрализацию.
 
   Рассмотрим возможные направления коррекции системы наших ценностей.
 
Личностные ценности
 
    Для начала: какие именно личностные ценности характерны для нас? Очевидно, что в головы людей непрерывно транслируются две установки, формирующие доминирующие ценности: «покупай» - для людей среднего возраста и «развлекайся» - для молодежи.
 
   Эти установки постепенно формируют тип человека, ориентированного на потребление и развлечения. Одновременно у тех, кто не может достаточно потреблять, т.е. у большинства населения, формируется установка «выживай», создающая мощный негативный потенциал и тяжелую психологическую атмосферу в обществе. У тех же, кто потребляет и развлекается сверхдостаточно, проблема другая: все большее потребление и развлечения приносят все меньший прирост удовлетворения. Стандартным итогом здесь является разрушение личности в той или иной форме.
 
   Разумная государственная политика в вопросе коррекции личностных ценностей состояла бы в постепенном вытеснении установок «покупай», развлекайся» и «выживай» другими.
 
   Наилучшими со всех точек зрения являются следующие: «рожай» - для людей среднего возраста и «развивайся» - для молодежи.
 
   Установка «рожай» означает ориентацию на создание в стране Культа Ребенка (подробно я писал об этом прошлым летом в статье «Основания империи: дети»). Последовательное продвижение ценности «Ребенок» на самый верх шкалы ценностей не только кардинально изменит психологическое состояние общества, но и предотвратит наше вымирание.
 
   Сомнительная на первый взгляд возможность замены установки «выживай» на «рожай», в действительности может дать людям (если они не старики) второе дыхание, при котором проблема выживания решается походя (в т.ч. с помощью государства).
 
 Однако данная ценность слабо затронет сердца молодежи, т.е. вчерашних детей. Им надо предложить что-то другое, способствующее их личностному росту и соответствующее общественным интересам. Очевидный ответ – это «развивайся». Нужно продвигать моду на здоровых, умных, волевых и нравственных молодых людей. Помимо всего это позволит направить бешеную, часто разрушительную энергию молодежи на общественно значимые цели. Для достижения хороших результатов этой работы помимо всего прочего потребуется кардинально изменить нашу школу (об этом подробно было написано в статье «Основания империи: школа»).
 
   Предложенные ценности являются ключевыми, но не единственными. Например, исключительно важна ценность «Благосостояние» - ее ни в коем случае не надо подавлять, важно только чтобы она не была наивысшей. Есть также немало людей, в принципе не ориентированных на рождение и воспитание потомства – например творческие личности, готовые работать 24 часа в сутки. Их высшая личная ценность – Творчество – это нормально. Есть и немало алкоголиков и наркоманов со своими специфическими ценностями – с этой заразой надо научиться бороться.
 
 Общественные ценности
 
    Из множества общественных ценностей, главной, пожалуй, является Государство. Это самостоятельная высшая ценность, не являющаяся обслуживающей такую популярную ценность как Народ.
 
   Тем не менее, чтобы государство могло качественно выполнять свои функции, в т.ч. и сакральные, оно должно получить у народа мандат доверия и стать для него высшей ценностью.
 
   Как раз с этим у нас проблемы: многие считают, что государство служит интересам узкого круга людей и поэтому не признают своим. Хотя в определенной степени это так, надо, тем не менее, понимать, что даже плохое государство лучше его отсутствия и поэтому критика государства не должна основываться на ненависти. В свою очередь государственная власть всех уровней должна осознавать, что ее выживание в конечном итоге зависит от доверия народа. Поэтому, для того, чтобы Государство стало высшей общественной ценностью, нужны шаги, как народа, так и государства навстречу друг другу.
 
   Три задачи, которые в этом процессе являются ключевыми, можно условно назвать «Рестайлинг власти», «Преодоление отчуждения», «Стратегический План».
 
    Рестайлинг власти
 
    Рестайлинг  - это совокупность операций по созданию нового современного облика всех государственных институтов. Прав был С.Доренко, сказавший, что глубинные причины массовости недавних митингов лежат в эстетической плоскости. Действительно, мы все ощущаем, что наша государственная власть имеет «устаревший дизайн», для нее характерны безвкусие и серость. В первую очередь это очевидно для молодежи.    Рестайлинг должен затронуть манеру одеваться, общаться, способы показа работы госслужащих (нет ничего более безвкусного, чем ежедневные телесюжеты о работе премьера и президента) и т.п.   
 
  Действительная причина серости власти состоит в серости чиновничества. Это становится особенно очевидным, если вспомнить 90-е годы и персонажи той эпохи: Ельцин, Руцкой, Хасбулатов, Лебедь, Березовский. Какая фактура, какие выпуклые типы – о каждом из них можно писать книги и снимать фильмы – хоть трагедии, хоть комедии, хоть трагикомедии. Из того времени остался только вечный Жириновский, остальные или пропали или потускнели. Хотя может быть и сейчас в госаппарате полно ярких личностей, вынужденных смирять свою индивидуальность? Вот, например, Кудрин. Трудно было найти в правительстве более невыразительный персонаж, но, выскочив из чиновничьей личины, он расправил крылья и стал чуть ли не народным трибуном.
 
   Власти не обойтись без серьезного обновления чиновничества – оно должно стать более пассионарным, молодым, креативным. Везде должны появиться живые лица, вызывающие доверие, умеющие найти контакт с любой аудиторией, умеющие и посмеяться над собой и высмеять оппонента.
 
   Рестайлинг должен затронуть и такую важную часть государства, как его вооруженные силы. Очевидный вопрос здесь – это форма военнослужащих, которая не выдерживает никакой критики. Россия, исторически будучи военной державой, должна быть одной из законодательниц военной моды, а «русский военный стиль» - стать еще одним нашим национальным брендом.
 
   Поскольку очевидно, что наши Зайцевы – Юдашкины смогут разработать только нечто женоподобное, надо объявить международный конкурс, в котором смогут принять участие как известные дома моды, так и пока безвестные дизайнеры.
 
   Критерии, по которым следует оценивать представленные модели (помимо функциональных) чисто психологические. Форма должна вызывать вполне определенные  чувства: у надевшего ее – гордость, у мальчиков – желание получить ее в подарок, у мужчин – зависть, у военнослужащих других армий – неуверенность, а у женщин должно замирать сердце. Короче, форма должна быть энергонасыщенной.
 
   Такая форма не только повысит нашу обороноспособность, но и произведет огромные изменения в общественном сознании.
 
   Полицейская форма также должна быть модернизирована.
 
    Преодоление отчуждения
 
    Рестайлинг власти – это самое простое из того, что надо сделать. Вторая, более сложная задача – «Преодоление отчуждения».
 
   «Отчуждение» - это ключевое определение состояния нашего общества, оно тотально. Отчуждены все от всех: государство от народа, люди друг от друга, государственные институты друг от друга. В обществе распространены недоверие, подозрительность, отсутствует солидарность и какие-либо коллективные действия (вернее они появляются только в особых случаях, например, когда жители поселка сутками ищут пропавшего ребенка).
 
   Что здесь можно было бы сделать?
 
  Во-первых, государство могло бы растормошить людей, постоянно вовлекая их в коллективные действия (хоть те же субботники), совместные развлечения, стимулировать всякую самодеятельность граждан, обращаться к ним за помощью и т.п.
 
  Во-вторых, власть должна понять, что главный русский вопрос - это не «кто виноват?» или «что делать?», а «ты меня уважаешь?» Уважение уменьшает отчуждение, неуважение – увеличивает.
 
   Вот, например, затасканный вопрос о мигалках. На самом деле они не очень-то и мешают, но воспринимаются как проявление неуважения. А ведь этот раздражитель можно устранить мгновенно, было бы желание.
 
   В-третьих, есть застарелая проблема, усугубляющая отчуждение народа от государства - итоги приватизации. Распространенное убеждение, что приватизация была «грабительской» нельзя нейтрализовать ссылками на срок давности. Государство рано или поздно, в той или иной форме должно будет решить этот вопрос. Причем это решение не должно походить на грубый рейдерский захват, что мы видели на примере  Юкоса, Евросети, Руснефти, Арбат-Престижа и т.п.
 
   Результатом минимизации отчуждения должно стать психологическое состояние общества, которое можно выразить следующими словами: «Я живу в своей стране. Меня уважают соседи и коллеги, врачи обо мне заботятся, полиция меня защищает, в управе меня выслушают и помогут. Я тоже уважаю всех, с кем мне приходится общаться и готов им помогать, я уважаю мое государство, люблю свою страну и при необходимости буду ее защищать».
 
    Стратегический План
 
    Куда Россия, собственно говоря, движется, каковы ее цели? Какие задачи, и в какой очередности надо решать в процессе движения? Кто-нибудь может ответить на эти вопросы?
 
  Власть время от времени вбрасывает некие ситуативные конструкции - борьба с бедностью, удвоение ВВП, национальные проекты, энергетическая сверхдержава, суверенная демократия, Москва - международный финансовый центр, модернизация, нанотехнологии, институты – инвестиции – инновации, электронное правительство, индустриализация, и т.д. и т.п. Есть еще и загадочный «план Путина», и бессмысленная «Стратегия-2020». Всему этому есть очевидное определение – каша.
 
   В действительности, есть только один неизменный месседж, который Путин регулярно посылает обществу: «Нам нужно 20 лет спокойствия, за это время мы без рывков и шараханий полностью преобразим Россию. Прошу не путаться под ногами».
 
Что-то вроде этого сто лет назад говорил Столыпин.
 
   «20 лет спокойного развития» – это отлично, однако этот тезис не отменяет необходимости предъявления обществу полноценного Стратегического Плана.
 
    Нам жизненно необходим долговременный, непрерывный, всеобъемлющий, реалистичный и воодушевляющий план развития России.
 
   Долговременный – значит не на 5 – 10 лет, а на два поколения, т.е. на 48 лет.
 
   Непрерывный – значит обновляемый каждые 12 лет.
 
   Всеобъемлющий – значит охватывающий все основные стороны жизни страны.
 
   Реалистичный – значит учитывающий действительное состояние страны, вероятные угрозы и возможности и предусматривающий адекватные им действия.
 
   Воодушевляющий – значит ставящий цели и включающий проекты, способные вызвать у граждан энтузиазм и чувство национальной гордости.
 
   Такой план – по существу «Конституцию развития», в принципе не может разработать ни одна партия и ни один из существующих государственных органов в силу загруженности текущими вопросами, недостаточной компетенции, политизированности и ограниченности срока полномочий.
 
   Демократия вообще не сочетается со стратегией. Поэтому, если стране нужна долговременная стратегия, ее разработка должна быть выведена за рамки избирательных циклов. Стратегия – дело профессионалов, а не политиков.
 
   Для разработки «Конституции развития» нужен особый конституционный орган – «Совет по стратегии» (подробно об этом я писал в «Основания империи: стратегия»).
 
   Запуск процесса стратегического планирования будет иметь исключительные последствия.
 
   Во-первых, развитие России обретет целенаправленность.
 
   Во-вторых, в обществе начнут происходить управляемые фундаментальные сдвиги.
 
   В-третьих, повысится готовность страны к потенциальным угрозам и возможностям.
 
   В-четвертых, изменится психологическая обстановка в обществе.
 
   В-пятых, повысится устойчивость политической системы.
 
   В-шестых, возрастет интеллектуальный уровень государственных решений.
 
 Духовные ценности
 
    Какая духовная ценность может быть признана высшей? Для России исторически особое значение имеет Справедливость и созвучная ей Правда. Действительно, не является ли нашей целью справедливое общество, построенное не на лжи?
 
   Конечно, эти ценности исключительно привлекательны, однако несут в себе и сильный разрушительный потенциал: несправедливость обычно имеет форму борьбы за справедливость, а у каждого преступника есть своя правда (один серийный убийца перед казнью удивлялся: «Почему меня казнят? Ведь я всегда делал добро»). Ощущение несправедливости легко создать, а людьми, ощущающими несправедливость, легко манипулировать.
 
   Другая ценность - Свобода, понимаемая как «воля», в современных условиях невозможна, а понимаемая как гарантия от вмешательства государства в личную жизнь, как свобода слова и т.п., несомненно, исключительно важна. Проблема, однако, в том, что всякое разрушение государства начинается сначала с появления неясного ощущения несвободы, а потом и убежденности, что главный враг личной свободы – государство (это мы уже дважды проходили).
 
   Коммунизм, являющийся ценностью для многих, в первую очередь пожилых людей, является описанием способов достижения других ценностей, т.е. по определению вторичен.  
 
   Культура, даже без учета ее коммерческой составляющей, также, несомненно, вторична, т.к. ее главная функция – своими специфическими средствами передавать обществу некие смыслы, вытекающие из иных ценностей.
 
   Гуманизм, при всей своей привлекательности также не годится на роль высшей духовной ценности, т.к. является составной частью более высокой ценности «Любовь».
 
   Любовь могла бы быть признана высшей ценностью, если бы не одно «но»: Любовь, в ее истинном понимании практически сливается с понятием Бог, уступая ему в широте.
 
   Бог - это не только Любовь, но еще и Высшая Справедливость, и Высшая Нравственность, и Творец, и огромная историческая традиция, и основа Культуры.
 
   Т.о. нет ни одной духовной ценности, которая могла бы конкурировать с ценностью «Бог».
 
   У нас, как и почти во всем мире, церковь отделена от государства, что, несомненно, правильно, ведь церковь - это сообщество людей со всеми своими недостатками, преступлениями (педофилия в западных церквях), коммерческими интересами и т.п. Отказ от отделения церкви от государства чреват превращением государства в клерикальное, т.е. диктаторское, или наоборот, ведет к подавлению церкви государством. И то и другое неприемлемо.
 
   А вот нужно ли отделение государства от Бога? Не означает ли это отделение от высшей духовной ценности и замену ее на некую второсортную?
 
   Ответы на эти вопросы очевидны.  
 
   Нам нужна продуманная линия на воссоединение общества и Бога – сейчас между ними пропасть. К сожалению, наше общество является в целом безрелигиозным, несмотря на то, что многие люди иногда соблюдают религиозные обряды, крестят детей и т.п.
 
  Три задачи здесь можно рассматривать как ключевые: «Признание государством Бога», «Религиозная атмосфера», «Религиозное воспитание».
 
    Первая задача довольно проста: государство должно внести упоминания о Боге во все основополагающие документы, начиная с Конституции. Главные религиозные праздники основных религий должны стать государственными. Нам пойдет только на пользу, если православные христиане будут искренне поздравлять мусульман или иудеев с их праздниками и наоборот. Официальные лица в своих выступлениях не должны стесняться говорить о Боге и его заповедях. Законы должны быть по возможности соотнесены с основными религиозными постулатами, а в судебных приговорах должны содержаться ссылки на Божью Волю, т.е. приговор – это кара не только государственная, но и божья. Неплохо, если судьи перед назначением должны будут получать церковное благословение. Во всех этих преобразованиях, конечно не надо доходить до абсурда.
 
   Вторая задача – создание религиозной атмосферы. Прежде всего, надо дать больше возможностей высказываться религиозным людям. Мы должны привыкнуть, что с экрана телевизора часто говорят о Боге, причем не только священнослужители, но известные авторитетные личности. Пустые и визгливые политические дискуссии, должны уравновешиваться серьезными религиозными диспутами. Религиозная символика в общественных местах не должна восприниматься как неуместная, а к ношению людьми религиозных атрибутов нужно относиться с уважением (Россия не должна брать пример с Франции, где за крестик могут уволить учителя). Нужно способствовать созданию всевозможных межконфессиональных сообществ, в т.ч. и политических партий. Единственное ограничение: публичная религиозная деятельность не должна способствовать дезинтеграции общества.
 
   Третья задача – религиозное воспитание, возможно, самая важная. Для ее решения необходимо пересмотреть школьные программы, введя в них преподавание религиозного мировоззрения без привязки к какой-либо конфессии. В качестве преподавателей нужно привлекать представителей различных конфессий, которые разными словами рассказывали бы детям о Боге, любви, доброте. И, конечно же, наряду со «Сказками дедушки Дарвина» надо будет преподавать концепцию творения. По крайней мере, дети не будут считать эволюционное учение единственно верным. Нужно будет и содействовать открытию сети детских воскресных школ, обучение в которых будет добровольным.
 
   Неспешное решение трех перечисленных задач будет неизбежно вести к постепенному признанию Бога в качестве высшей духовной ценности.
 
   Конечно, возникает вопрос: а как быть неверующим, не станут ли они людьми второго сорта?
 
   Во-первых, свобода совести, конечно, сохраняется. Вера – личное дело каждого и никакие притеснения по религиозным основаниям недопустимы.
 
   Во-вторых, многие так называемые «неверующие» могут дать фору некоторым завсегдатаям церковных служб. Я имею в виду тех, кто, считая, что Бога нет, тем не менее, соблюдает его заповеди. Они не крадут не потому, что это наказуемо, а потому что это недопустимо. Они не генерируют чувства ненависти, зависти, обиды, страха, не потому, что считают их наведенными дьяволом, а потому, что умеют обходиться без них. Они всегда придут вам на помощь, не рассчитывая на вознаграждение. Не исключено, что рано или поздно, может быть перед самой смертью, они признаются себе, что в действительности верили в Бога всю жизнь. Эти люди являются естественными союзниками верующих.
 
   Что же касается тех, кто не ворует из страха наказания, кто насыщает окружающий мир потоками ненависти, злобы, зависти, то это истинно неверующие люди. Идея Бога им недоступна в принципе, они представляют собой разрушительную силу, которой надо противопоставить другую основанную на признании Бога высшей духовной ценностью.
 
    Заключение
 
    Три ценности, которые предложено считать высшими – Ребенок, Государство, Бог, соответствуют тройственной природе человека:
 
- как биологического существа, имеющего цель дать жизнь потомству;
 
- как социального существа, реализующего себя в обществе, формой существования которого является  Государство;
 
- как духовного существа, конечной целью которого является единение с Богом.
 
   Поддержание баланса между этими ценностями означает гармонию человека с самим собой, с окружающими людьми и со всем миром. Общество, состоящее из таких людей, имеет наилучшие шансы на выживание и развитие.
 
   Наше общество, к сожалению, очень далеко от этого идеала.
 
   Можно ли его достичь? Да и есть ли у нас для этого время?
 
    Реализация изложенной программы или более продуманной, но имеющей те же цели, требует, прежде всего, понимания руководством страны критической важности идеологической составляющей управления страной. Но чего нет, так именно этого: руководители шарахаются от идеологии как черт от ладана. Принятый 20 лет назад курс на «деидеологизацию» сохраняется с маниакальной настойчивостью. Но общества без идеологии, главной частью которой является система ценностей, не бывает. Поэтому, не продвигая полезную России идеологию, мы уступаем место идеологии неполезной.
 
   Если руководство страны все же осознает важность идеологии, оно вынуждено будет создать соответствующие структуры, способные организовать исключительно сложную разноплановую работу. Руководители этих структур ни в коем случае не должны быть реинкарнацией Победоносцева / Суслова, более того, они должны быть их полной противоположностью.
 
   А время? Никто не может сказать, сколько нам отпущено. Вполне возможно, что у нас есть эти самые 20 спокойных лет и тогда можно успеть сделать все.
 
 
Цикл статей Аркадия Пчемьян:
 
Основания империи: стратегия
 
Основания империи: дети
 
Oснования империи: школа
 
 
Лучшая IT компания в Казахстане - Global Services International