n w    w w w w

baner
Печать

Немного о  Дао

 

Мир-Язык как познавательная устремлённость ощущения феномена существования созидаемого(становящегося) Мира – есть Дао в новом, более современном, образе.

 

Мир-Язык как проявленное слово – есть единое-единственное смысловое пространство всех, без исключения, равноправных слов проявленного Мира(проявленной реальности в образах слов с уникальными смыслами) – Единство уникального разнообразия (Вне мира - мира нет!). Такая модель Мира позволяет созидать каждому «Я» свои личные неразрушимые Миры(Психические Вселенные).  Каждая личность становится в пределе Зерном Вселенной!   Заявленная свобода воли творческой личности обретает твёрдую почву реальности и практичности.

 

Российская Академия Наук                         20 января 1998 года

Институт Дальнего Востока

Центр изучения духовной цивилизации Восточной Азии

Научно-исследовательский центр духовно-мистической культуры

А.А. Маслов, 

«Мистерия ДАО.  Мир «ДАО ДЭ ЦЗИНА»,

Москва, Издательство «Сфера» Российского Теософского Общества, 1996, 512стр., 5000 экз.

 

ЦИТАТЫ

1.         Проблема диалога культур

2.         Можно ли смешать восточную мифологическую образность мышления с рационалистической логикой и структурной строгостью европейского сознания?

3.         «Дэ - «Благость» - манифестация универсального закона и пути всех явлений ДАО в нашем мире

4.         Европейский эгоизм, индивидуализм противопоставлен в китайской философии идее о соотносимости, созвучии, единстве всех вещей, об абсолютной и неразрывной гармонии человека и космоса

5.         Лао-Цзы была исчерпана область мистического, Конфуцием - область морально-этического

6.         В Китае никогда не было чисто философских, умозрительных школ. Не существовало ни малейшего разрыва между духовным и практическим, земным и небесным. Сложилась полная преемственность между философией и политикой, которые находились как «сущность» и «функция», «осмысление-применение».

7.         Политика была, прежде всего, способом универсальной коммуникации людей между собой во всех областях, установления в Поднебесной некой идеальной матрицы или символической формы «настоящего государства», основанного на древнейшей идее «Датун» - «всеобщего единства» или способности нахождения всего в одном и наоборот. Так рождается гармония государства - взаимопонимание и взаимопроникновение всех вещей и явлений.

8.         Дао понималось как всёпорождающее, абсолютно мистически-иррациональное(то есть не познаваемое путём логического анализа), высшее начало. Дао - абсолютно запредельно для человеческих чувств, хотя предопределяет развитие каждой вещи и каждого явления.

9.         Дао бессущностно и пустотно, оно «никаково» и не может быть определенно словами.

10.    Дао абсолютно отстранено от человека, оно лишь предполагается через наличие вещей, которые являются как бы слепком с Дао. Его обыденность настолько велика, что и рассуждать о нём не имеет смысла. Сталкиваясь с ним каждый день, живя внутри него, мы не способны заметить это начало, ибо в мире нет ничего, что бы не являлось Дао.

11.    В связи абсолютной размытостью понятия Дао, его неуловимостью даоссы предложили сотни методов приобщения к этому началу.

12.    В мир приходит новая сила - точнее, её присутствие становится понятным ряду посвящённых, - которая оказывается более могучей и в то же время самой неприметной из всего, что фигурировало в философии до тех пор.

13.    Ши - выходцы из обедневших малых домов, будучи прекрасно образованными людьми, но не нашедшими своё место в политической и властной структуре, пополняли ряды служивых интеллектуалов, мучимых идеей гармонизации общества.

14.    Ши отличала одна весьма существенная черта - чрезвычайно развитое чувство социальной ответственности.

15.    Ши сами не были посвящёнными в мистические культы, не обладали в полной мере той силой и яркостью переживания, которое были присуще носителям мистической традиции.

16.    В отличие от ранних мистиков, посвящённых в тайные культы, ши обладали прекрасным литературным даром, умели записывать не только эстетически изящно, с соблюдением всех канонов, но и «объёмно». Они научились показывать не трёхмерное, а многомерное пространство мистического опыта, что выходит за рамки всякого логического осмысления мира.

17.    Ши умели учиться, умели слушать и воспринимать, их искренность и стремление к нравственной справедливости заставляла бесстрашно открываться знаниям Неба и беззаветно доверяться мистическому опыту совершенномудрых.

18.    Ши приравниваются к идеальным мудрецам древности. Особая лёгкость бытия, чистота переживаний, устремлённость в непроглядную даль «высокого прошлого» делали ши находящимися как бы вне социальной действительности. И в то же время они были людьми безусловно реальными, двумя ногами стоящими на земле.

19.    Безусловные идеалисты по своим нравственным и политическим устремлениям, ши оказались одержимы идеей собственной харизмы, а точнее - её обретения.

20.    Великий дар Дао - это жизнь, данная безвозмездно.

21.    Идеал ши, вечно ценимый в обществе, всё же оказался невостребованным этим обществом.

22.    Рецепт того удивительного мощного сплава мистического и практического, который был достигнут в «Дао дэ цзине», оказался утрачен, а даосские изыскания переместились в область чистого оккультизма и «бесед с духами».

23.    Ши не становятся главенствующим классом общества и не правят делами в государстве - они концентрируют в себе мудрость.

24.    Преисполненные высоким чувством своей вселенской гармонизирующей миссии, они записали мистические тексты.

25.    Оно из свойств Дао - его всераскинутость, оно распространяется и «влево и вправо», и за каждым предметом, каждым явлением таится то начало, которое определяет существование мира. Дао извечно сокрыто, ускользающе, но, в то же время реально присутствует в мире.

26.    Момент предельной пустоты и небытия. Если во внешнем, видимом мире вещи присутствуют в своей проявленной или актуальной форме, то в Пустоте они находятся в форме предрождения или виртуальной(предполагаемой) форме. Это некое потенциальное пространство.

27.    Мир рождается из этой единой предформы Дао, причём возникает посредством «деления на два».

28.    Рождение вещей - «мириад вещей», как называли это даосы, включая сюда и вещи, и поступки, и явления, и мысли, и характеры, и вообще всё, что есть в этом мире, -  идёт как постепенная, но при этом непреложная, необходимая и осмысленная утрата единства: одно рождает два, два - три и т.д.

29.    Само же Дао - мерило этой абсолютной свободы, оно «вскармливает вещи, но не властвует над ними».

30.    Если вещи разнообразны и непохожи, то Дао едино и тождественно самому себе, проще говоря, внутренне непротиворечиво.

31.    Раз мир - праобраз Дао, то этот мир символичен.

32.    Дао «рассыпано» в мириадах вещей, им же созданных и «классифицированных». Лишь через мозаичность мира и его символическую сущность можно понять Дао.

33.    Не случайно его называли Великим Единым или просто Единым.

34.    Мир распадается на два состояния - «внутреннее» и «внешнее».

35.    От многообразия мир идёт к Единству в Дао, от изменений к постоянству.

36.    А поскольку мудрец абсолютно идентичен Дао, он и незаметен для обычных людей.

37.    Для мудреца важно ощущение свободы творческого начала внутри самого себя.

38.    Предверие символизирует бесконечность выбора вариантов и огромную потенциальную энергию самого человека - он способен на всё.

39.    Различие ... но по тому - кто делает, какой духовный импульс он вкладывает в выполнение действий.

40.    Мир для мудреца представляет собой поле для творчества.

41.  Дао обладает возможностью высшего дара - дара жизни, дара самого факта существования.

42.    Это, прежде всего, сообщество или, правильнее, сообщительность всех людей внутри единого пространства духовной культуры, внутри «тела культуры».

43.    Править не надо, надо просто быть.

44.    Конфуцианцы советовали просвещать людей, видели в этом залог устранения хаоса, ибо культурное начало - единственное спасение от энтропийных тенденций общества.

45.    Не покажется необычной мысль, что тот, кто реально управляет страной, может и не сидеть на троне.

46.    Даосский символизм приводит к тому, что каждый предмет раскрывается перед нами как предел сущего.

47.    В результате ощущений этой символической целостности мира....

48.    Читая произведение Лао-цзы, постоянно ощущаешь рядом с собой собеседника - тактичного, тонкого и всё же бесконечно далёкого от нас в своей мудрости и мистичности. Кажется, что он что-то не договорил, оборвал свою ритмизированную речь на полуслове, оставив нас в растерянности и поселив непреодолимое желание к самопознанию. И лишь потом осознаёшь, что оборванная песнь всегда запоминается ярче и заставляет задуматься глубже, чем та, что допета до конца и таким образом исчерпала себя. Автор лишь намекнул на нечто, что стоит за видимой реальностью, но отказался говорить пространно: ведь «говорящий не знает, знающий не говорит».

49.    Миссия же этого чудесного старца - показать дорогу, не рассказать, но как бы напомнить о Дао, вызвать его из глубин нашего подсознания.

50.    Мотив двойного рождения - физического и духовного.

51.    Лао-цзы - вечный странник, так как его импульс мудрости всегда присутствует до сих пор в мире.

52.    Для Конфуция ритуал был не просто набором слов, жестов, действий и музыкальных ритмов, но мера осмысления человеческого в человеке, внутренняя самооценка «культурной личности».

53.    Действительно, на сверхмысль Лао-цзы не изготовишь ловушку из обыденного сознания.

54.   По даоской концепции, мудрец, уподобляя себя Дао и достигая мистического слияния с ним, устраняет всякое морально-этическое восприятие мира и властвует над ним через Дао. 

55.    Конфуций же привносит в мир ряд сложных моральных императивов.

56.    И даже были попытки свести воедино их учение.

57.    Нельзя следовать Дао наполовину или время от времени.

58.    Считалось, что существовал некий первотолчок, благодаря которому в мире возникло понимание сущности истинного Дао.

59.    На определённом историческом отрезке каждая философская школа несла в себе первоимпульс мудрецов.

60.    Лао-цзы всегда остаётся  мудрецом, отважившимся на осознание высочайшей степени истинности, сумевшим выдержать её и передать последователям.

61.    Ши жили среди людей, при этом будучи отличными от них.

62.    По сути, даосская практика тяготела к долголетию, к бессмертию.

63.    Они не умели концептуализировать, но взамен этого обладали единым мистическим опытом. Опытом живого общения с сакральным.

64.    Дао вечно возвращается к самому себе.

65.    Каждый момент этого «вечно длящегося настоящего».

66.    Вокруг образованных интеллектуалов складывались группы учеников, постепенно формируясь в школы. В которых, правда, никогда не было более нескольких десятков учеников.

67.    Школа Лао-цзы, сама по себе,  будучи не столь мистической, сколько прагматической, в определённой мере политизировала учение мистических школ, перевела его на практический язык управления государством. 

68.    Глубокий интеллектуализм ши уже не мог удовлетвориться примитивными представлениями о верховном духе - Небесном владыке, не приемлел он и чувства абсолютной зависимости человека от него.

69.    На смене верховному духу приходит Дао.

70.    Дао не требует к себе ни преданного служения, ни жертв, ни ритуала, поэтому в учении лаоистов нет места религии.

71.    Концепция Дао в трактате показывает, что мистическая мысль Китая вплотную подошла к восприятию единого бога.

72.    Школа Лао-цзы утверждает, что нет принципиальной границы между человеком и Дао.

73.    Лаоизм показал не только новый подход к осмыслению мира, но одновременно явил собой предел всякого осмысления вообще.

74.    Но единого бога Китай не познал. И после мучительного достижения  проявления истины в учении Лао-цзы вдруг последовал духовный и философский спад.

75.    Учение Лао-цзы вошло в плоть и кровь культуры, объединилось с жизнью в самой её изначальной точке, на уровне подсознания, ощущения, предчувствия.

76.    Для лаоизма не было мистерии за пределами повседневности. Но вот сложность: лаоизм потребовал непрестанного, не обусловленного ничем совершенства человека, причём такого высочайшего  напряжения духа. Что для многих это трудно было даже осознать, не то что свершить.

77.    На поверхности учение Лао-цзы перерастает в даосизм. И здесь утрачивается сам характер мистического опыта, само непередаваемое переживание внутренней реальности.

78.    Невероятная тяга к достижению бессмертия.

79.    Нет того мудреца, который решился бы в Китае претендовать на полноту истины. Китайская традиция особым образом умела вообще обходить утверждение об обладании абсолютной истиной.

80.    Сам момент создания комментариев превращается в точку соприкосновения.

81.    Ряд якобы чисто пояснительных текстов превращался в отдельные философские труды.

82.    Однако есть вещи непроизносимые и немыслимые.

83.    Ван Би пытался соединить два учения внутри единого мистического пространства.

84.    Широко распространилась практика «чистых бесед».

85.    Основа и её функции не двойственны.

86.    Мистерия мира разворачивается не где-то отдельно, не во внутреннем пространстве бытия, недоступном для нас, но непосредственно здесь, ежемгновенно.

87.    Сам образ мудреца у Ван Би лишён позы, переживания торжественности момента своей мудрости.

88.    Мудрец тождественен с пятью чувствами и поэтому не может, откликаясь на вещи, пребывать вне горестей и радостей.

89.    Но само небытие не дано непосредственно, оно сокрыто, извечно запрятано в мире форм.

90.    Само по себе наличие и многообразие указывает на высшую реальность - безналичную и абсолютно единую.

91.    Относительность величия Дао, которое на самом деле приходит к нам как умирающее, разделяющее, но отнюдь не единое.

92.    «Дао дэ цзин» заставляет нас подумать о немыслимом, произнести слова о невозможном, о том, что обыденное сознание просто не может допустить.

93.    Канон о трансформациях вселенских изменений - предельная степень делогизации сознания.

94.    «Дао дэ цзин» бесконечно многомерен. Это ворота в иную реальность.

95.    Может быть изначальный смысл древнего документа нам уже не доступен.

96.    Эпоха написания базовых трактатов.

97.    В китайской традиции важен не просто сам письменный труд, но тот могучий импульс к духовному развитию, который в нём заложен.

98.    Духовный импульс воспринимался рядом наиболее чувствительных людей. Их могло быть несколько десятков или сотен, но лишь единицы умели формулировать те неясные, неопределённые мысли, которые рождались в их сознании. Это было чрезвычайно трудно, но ещё болезненее было не выражать их.

99.    И ряд людей всё же сумели в форме парадоксальных высказываний выразить то мистическое начало, с которым соприкоснулись, дав ему название «Дао».

100.                  Они говорили то, что ощущали.

101.                  Трактат являлся оптимальным вариантом ретрансляции духа просветлённых людей.

102.                  Структура «Дао дэ цзина»  абсолютным образом нацелена на свою главную цель - пробуждение внутренних духовных токов в человеке через восприятие мистического опыта, озарения.

103.                  Весь мир не более чем след прошедшего здесь когда-то просветлённого человека.

104.                  Как же удаётся просветлённому даосу передать через трактат(слова, текст) силу воздействия своей мысли? Ведь основной соперник непосредственного, интуитивного проникновения в суть вещей - это слова.

105.                  Главное, чтобы мысль не застревала на одном понятии, а понимала всю его относительность.

106.                  Истинный мудрец одинок на своём пути.

107.                  Текст должен играть «провоцирующее» значение.

108.                  Возможность перевода

109.                  Ибо всё пребывает в бесконечном «сегодня».

110.                  Человек может воспринимать иероглиф как картину, эмоционально воздействующую на его сознание.

111.                  Язык Лао-цзы лаконичен, парадоксален и метафоричен.

112.                  В трактате каждый видит то, над чем думает, ощущает то, что способна пережить его душа.

113.                  Автор даёт ответы на те вопросы, которые ещё не родились в нашем мозгу и которым, может быть, даже не суждено будет возникнуть.

 
Лучшая IT компания в Казахстане - Global Services International