n w    w w w w

baner
Главная Литература о семье Фантастическая философия Мирзаев. Темпоральная сущность человека
large small default
Печать

Темпоральная сущность человека


Мирзаев Евгений Тарланович
 Доклад  на Российском междисцилинарном семинаре по темпорологии
Глубокоуважаемые дамы и господа разрешите выразить благодарность оргкомитету Семинара за предоставленную мне возможность ознакомить вас с подготовленным докладом.
Так же благодарю всех вас за внимание проявленное к моему выступлению.
Тема доклада — «Темпоральная сущность человека» выросла из исследований в сфере человекознания. Та ветвь человекознания которую я здесь представляю  и которая названа гуманологией по существу есть результат прикладной разработки некоторых положений философской антропологии, социологии и психологии, когнитивной психофизики. У истоков  философскиой антропологии, как известно стояли Макс Шелер, Хельмут Плейснер, Николай Бердяев, Арнольд Гелен и многие другие философы и мыслители. Именно поиски «человеческого сущностного» привели к необходимости разобраться в соотношении явлений времени и человека.
Из всех разделов гуманологии наиболее тесно с проблемой времени соприкоснулась т. н.  Специальная теория гуманологии, разрабатывающая вопросы сущности и предназначенности человека.
Сформированное Специальной теорией гуманологии (СТГ) понятие логлобала, как формализованное и объективированное представление о человеческой душе, нуждается в некотором разъяснении, так как будет существенно для сегодняшнего доклада. Чуть позже это произойдет.
Именно поиски бытийной основы души и привели гуманологию в сферу темпорологии, привели к мысли о единстве феноменов времени и логлобала. Фактически данный доклад пытается утвердить темпоральную сущность души как точки - сингулярнности  временного потока Мира. Так термин «сингулярности» вне астрофизики весьма расплывчат, то скажу лишь, что приходилось встречаться и с такими высказываниями: «СИНГУЛЯРНОСТЬ-место перехода нуля в бесконечность и бесконечности в ноль, результатом этого парадокса является время со своими положительными и отрицательными значениями. Пример-человеческая душа».Философский взгляд на этот предмет еще более радикален. Трансгуманистские и постструктуралисткие воззрения  говорят о возникновение т. н. Сингулярности, когда созданные человеческим интеллектом механизмы и искусственные организмы выйдут на передний край эволюции разума - и поведут за собой (а может быть, и полностью поглотят) все более отстающих человеков – цитата из статьи Михаила Эпштйена «Гуманология. Очертания новой дисциплины».
В нашем докладе термин сингулярность подразумевает точку концентрации  ткани временного потока в которой возникает сознание и формируется душа. Что-то вроде льдинки в речной воде.
Привлеченный в докладе метод сопоставления двух, разнородных на первый взгляд, концептов времени и души, вероятно, более близок философии, чем положительным наукам, однако, на этом этапе, необходима  разработка наиболее общего взгляда на предмет.  Касается это времени или души. Время, равно как и душа расположены сегодня слишком далеко от общепризнанной и респектабельной науки и вступление в ее границы требует и традиционной методологической подготовки и не традиционных взглядов и подходов. Хотя бы уже потому, что все банальное и само собой разумеющееся уже было оговорено в этой сфере, ровно сто лет назад.
Итак, краткое вступление.
I. Вступление
В бесконечной череде загадок Большого Мира, безмолвно, заданных человеку их неведомым автором самый запутанный ребус относится к собственно Homo – это загадка о нем самом. Приняла ли она гротескно-издевательскую форму шарады Сфинкса или закончено-формализованную структуру концепций Макса Шелера – несущественно. В исключительности и значимости этой загадки сам человек не сомневается.
Философская антропология в попытке проникнуть в существо человека поднялась к высшим степеням обобщения его свойств и характеристик. Исключительный характер природы человека, его безграничность и универсальность не позволили образовать однозначные положительные дефиниции. Определенные через отрицание, фундаментальные характеристики человека оставляют пространство для домысливания и дорисовывания. К числу этих характеристик антропологами отнесены пять качеств: несводимость, невыразимость, незаменимость и неповторимость, непредопределенность.
Человек несводим ни к одной из форм своего бытия.  Ни к законам своего биологического вида, ни к законам культурной эволюции. «Он - бесконечная открытая потенциальность с огромной, в сравнении со всеми остальными существами, степенью свободы»¹. Человек являет собой случай абсолютной несводимости, ни к одной из сопровождающих его существование идей, социальных шаблонов или вещей Мира. Именно, проступающая за несводимостью бесконечность сближает существо человека с существом Вселенной, с бесконечным многообразием Мира. И только одна метафизическая роль Наблюдателя или Зеркала Вселенной, в какой-то степени, сообразуется с беспредельной несводимостью человека. Пусть истинная задача Наблюдателя остается в тени, но функция его – на поверхности. Воспринять в себя весь доступный Мир, во всех деталях и полном своеобразии, а значит прийти с ним в максимальное равновесие. Так, через роль Наблюдателя, проявляется сущностное соответствие человека и Вселенной.
Но Наблюдателю Мир недоступен во всей протяженности и длительности. В отличии от пространства Мир дан человеку в ощущении времени, лишь в одной беспрерывно скользящей точке – в настоящем.  Точка зрения Наблюдателя это действительно точка. Да мы видим все пространство, но только в одном его месте — в месте реализации его вариантов, в месте становления его потенции. В той точке, которую мы называем настоящим.  Когда бытийный срез сформировался он уходит из поля зрения человека, хотя и продолжает оставаться в пределах пространственных координат. Человек — это надпространственная Сингулярность введенная в пространство и изменяющаяся вместе с ним. Ведь если Сингулярность воспринимает сигналы Мира и закрепляет их в себе, то, это безусловно означает, что она меняется. При этом,  точка Наблюдателя неизменна в самом своем положении – она - над пространством. Только взглянув на время, как на человеческую субстанцию мы понимаем, что никакие пространственные возмущения и катастрофы не способны изменить это соотношение. Неизменно-изменчивость Наблюдателя проставляет знак равенства между ним и феноменом времени. Феноменальное же время, будучи субъектом и источником всеобщих изменений и само в себе текучим, остается неизменным как комплекс феноменальных качеств.
И время, и  Наблюдатель неизменно-изменчивы и это исключительное противоречие требует объяснения. Главными аргументами, поддерживающими, высказываемую здесь идею Наблюдателя, как точки потока времени будут доводы о единстве их качеств, сходстве институализации в процессе познания, сходности динамики интимных процессов. Я рассматриваю в докладе следующую парадигму - и время, и Наблюдатель – суть одно. Различающиеся, как капля и океан, столь же непохожие для удивленного зрителя, они едины в своем существе и однородны в происхождении.
Поддержке этого тезиса (относительно времени и человека) и посвящен данный доклад.
Глава I. Логлобал как гуманологический концепт-аналог души.
Идея темпоральной сущности человека нуждается в уточнении некоторых положений и терминов, которые будут использоваться далее.
Специальная Теория Гуманологии рассматривает проблему, которую в самом общем виде можно сформулировать следующим образом:  «Что есть человек, в чем его сущность и предназначение?»². Гуманологическая парадигма рассматривает человека как Homo sortitus, - человека-явление, человека-как-такового и вопрос «Что есть человек?» относится, именно, к этой категории. Homo sortitus – человек разумный, чувствующий и предназначенный, есть исходно закрепленное единство физического тела и субстанционального ядра - логлобала. Homo sortitus – человек-явление.
Сначала, краткий экскурс в теорию познания, в ее классическом изложении. В теории познания, явление есть выражение свидетельства наличия «чего-то другого». Например, яркий солнечный свет и тепло, сопровождающее его, есть явление термоядерной реакции внутри нашей звезды. Термоядерная реакция   п р о я в л я е т с я  через излучение тепла и света. И. Кант, говорящий о «вещи-в-себе», предстающей перед Наблюдателем, и Н. Гартман, описывающий «сущее в себе», которое является в явлении, в конечном счете, утверждают о существовании некой значительной стороны изолированного явления, полностью определяющей это явление таковым, каким оно предстает перед нами. Речь идет о той самой стороне, которую принято называть – сущность явления. Сущность или чтотость (quidditas – лат.) – это то, что составляет суть явления, совокупность его существенных свойств, субстанциональное ядро самостоятельно существующего сущего³.
Согласно трансцендентальному идеализму Канта постигаемы не вещи-в-себе, а вещи лишь как явление, то есть как эмпирическая реальность. Но постижение любого объекта, в нашем случае человека-явления,  Homo sortitus предполагает наличие в нем трансобъективного, так как объект всегда нечто большее, чем просто предмет познания. В этом качестве – «большее, чем предмет познания» он обладает бытием-в-себе, а значит, в нем всегда присутствует объем непознанного, то есть трансобъективного.  Но углубляясь в вопрос познания человека, мы естественным образом сталкиваемся с еще более запретной и таинственной областью - трансинтеллигибельного в человеке. Это естественно, так как в зоне непознанного  всегда предполагается наличие непознаваемого.
«Как трансобъективное  надо искать в направлении познанного (причем оно все более отодвигается в этом направлении), так трансинтеллигибельное всегда надо искать внутри трансобъективного (причем оно все более отодвигается в направлении познаваемого)», – отмечает  Н. Гартман⁴.
Так вот. В отношении Homo sortitus, непознаваемой, в целом ряде учений, всегда полагалась его сущность. Один из основных метафизических вопросов «Что есть человек?», вопрос о его сущности, признавался многими идеалистическими философскими и теософскими учениями непостижимым.
Но, именно, поиск сущности человека привел гуманологию к идее темпоральной основы логлобал или того, что принято называть душой.
Для начала уточним содержание термина логлобал. Именно, логлобал, который содержит в себе все человеческое – мысли, чувства, желания, стремления к своему предназначению, волю и память может быть признан носителем сущности человека.
Начнем с того, что возможен перенос центра тяжести с неопределенного исследователями понятия «сущность человека» на вполне определенное в эмпирическом плане понятие «душа».
Поставить между ними знак равенства  в данном случае возможно, так как понятие «душа» хотя так же туманно, как и первое, но всесторонне оговорено. Оно определено таким же образом, как известный кантовский «регулятивный принцип разума» –  ни как идеальное сущее, а как совершенно понятная способность человека: ощущать, чувствовать, осознавать, определять цели, переживать, мыслить, стремиться⁵.                           
Подобная субституция вполне закономерна, так как именно самые видимые свойства души – способность переживать тонкие, высокие чувства, стремиться к лучшему, чем дано изначально, мыслить, наконец, выделяют человека из всего мира живого на планете и формируют его феномен. Именно они создают феномен человека, его уникальность во Вселенной, порождают в свою очередь исключительные явления прогрессирующей технотронной цивилизации, продуктивного творчества, воплотившегося в искусствах; рационального постижения мира, открытия его тайн; создания второй искусственной среды обитания, отрыва от естественных эволюционных детерминант.
Разумеется, интуитивно мы ощущаем большую глубину вопроса о логлобале — воплощающем сущность человека, нежели о человеческой душе. Ведь в первом (в логлобале), кроме прочего, скрыта тайна нашего предназначения и связанного с ним смысла существования человека.
Рассмотрим ряд аргументов:
1.  Прежде всего, и то и другое есть такое сущее, которое по М. Хайдеггеру может сказать о себе: «Я». Оба понятия, в общем, соответствуют категории «самости» в фундаментальной онтологии Хайдеггера.
2.   Обоим понятиям бесспорно, присуща целесообразность и в обоих стойко отсутствует видимая каузальность. Сущности, с ее интуитивно ощущаемым предназначением, целесообразность свойственна в силу безусловной конечности самого предназначения. Душа, проявляющая это свойство в опыте бытия, продуцирует, что очевидно, цели и подчиняет им все действия человека. Осмысливающее реальность сознание является целеполагающим в главных актах.
3. Следующим аргументом, допускающим взаимозаменяемость понятий души и сущности человека, является принадлежность обеим этим категориям функции познания. Основан такой взгляд на том, что собственно познание, в широком смысле слова, как процесс, является каналом контакта между человеком и всем миром. Познание включает в себя все этапы контакта от усвоения чувственного содержания нескончаемого ряда объектов до умозрительного анализа и сопоставления фактов и понятий с целью нахождения их гармонии. Но сущность человека и проявляется как раз через этот контакт. Человек, познавший какой-либо участок Вселенной, постигший что-то вокруг себя, только тогда и способен проявить себя как Homo sortitus. Проявить тем особым феноменальным образом, который позволяет сказать нам: «Это - человек».
Так и душа. В общепринятом научном смысле душа, как раз и есть совокупность тех самых тесно связанных с организмом психических явлений, в частности, ощущений и мышления, которые обеспечивают познавательную деятельность человека. Все стремления, в том числе и к познанию, базируются в этом же носителе чувств, так как стремление - тоже суть ощущение.
4. Наконец, если поставить мысленный эксперимент с изъятием того или иного из материальной оболочки Homo, то мгновенно обнаружится исчезновение самого заметного в человеке – его феноменальности.
Откажитесь мысленно от присутствия в Homo sortitus души как понятия, дополненного нами Великой Предназначенностью. Как сможем расценить оставшееся? Как живой, но нечеловеческий (не безумный, а именно нечеловеческий!) организм, потерявший способность чувствовать, переживать, сопереживать, стремиться к чему-либо.
Так же и с воображаемым иссечением сущности человека.
Почему сущность в СТГ обозначена как логлобал? В общих проявлениях человеческая сущность является как нечто предельно частное, специфическое, нечто существующее здесь и сейчас, но способное отобразить, вобрать в себя, отпечатать в себе всю мыслимую и доступную реальность во всей ее протяженности. Чтотость человека воспринимается как нечто локально-глобальное одновременно. Отсюда и образован наиболее подходящий термин –  ло - глобал или логлобал.
Под логлобалом мы понимаем суть человека как субстанциональное ядро, которое через сугубо материальное тело проявляется способностями:
-       чувствовать, мыслить, воспринимать, желать, стремится, целеполагать.
Это сущность человека. Но она несет все черты изолированного, отдельного явления, и как всякое явление (как никакое другое!) воспринимается чувственно.
Помните – «esse est percipi - существовать, значит быть воспринимаемым”!? Понимаемый буквально (а у нас нет никаких оснований искать потаенный смысл этой максимы), применимый постулат Джорджа Беркли ставит ощущающий логлобал в один ряд с массой вселенских, больших и малых, явлений, воспринимаемых нами.
Логлобал предстает  перед   нами    кантовской    вещью-в-себе, чем-то, безусловно, существующим, так как ощущается нами  как ничто иное. Но и предстает, чем-то скрывающим в себе «что-то другое».
 Глава II. Темпоральные аспекты сущности человека.
Попытка обосновать сущностное единство двух, казалось бы совершенно, не схожих явлений – времени и логлобала естественным образом привела нас к методу поиска общих базовых черт этих концептов. Проведенный анализ в основных сферах научного дискурса – в методологии, в соотношении и структурировании понятий, в объективации исследуемых концептов и т.д. показал нам достоверное сходство. Разумеется, наш анализ не претендует на всеохватную полноту, но и его достаточно для того, что бы задуматься над возможной природой человека как временной быстротечности.
1. Проблемы научной институализации дефиниций души и времени.
Применимость понятийного аппарата – один из важнейших критериев живучести терминов и идей. Динамика введения, тех или иных концептов в научный оборот показательна для понимания их актуальности. Обращает внимание, что понятия и логлобала (души) и времени с трудом вводятся в обращение, как научные понятия. Время - в силу уникальности момента, а, следовательно, его не воспроизводимости и не повторяемости. Логлобал - аналог души, в силу представлений науки о предельной неповторимости (так же, до степени уникальности) и субъективности (до степени идеальности) существа души. Эти последние свойства, также не позволяют воспроизвести состояния души в эксперименте, а значит и не допускают строгой научной трактовки объекта.
Логлобал, кроме указанных, обладает еще одним качеством, которое непосредственно сближает его с концептом времени. Речь идет о самоощущении человека в процессе течения времени. Мы во всей полноте ощущаем себя только в «настоящем». Мы существуем «в полноте»  только в реальности, а реальность соответствует моменту настоящего на временной стреле Эддингтона.
        Человек связан с прошлым опосредованно – памятью. Мы считаем память одним из видов эмоционального субстрата логлобала, а, следовательно, однородным элементом потока сознания. Значит связь логлобала с прошлым, так же существенна, как и с настоящим. При этом память и эмоция идентичны в своей редуктивности и в определенной степени коррелируются с восприятием движения настоящего  от «точки события» - вдаль. Чем дальше мы от определенной точки, в которой произошло событие,  тем слабее яркость переживания, детали события и эмоциональная сопряженность с произошедшим (точнее, влечение к нему как к актуальному событию).
           Также, человек (его логлобал) опосредованно связан с будущим – мечтой и стремлением. При всей эфемерности этих романтических понятий  мы рискнем рассматривать их в контексте мысли о произвольном создании вероятности будущего события, одной из спроектированных реальностей расположенных «до наступившего времени» на стреле Эддингтона. Эта спроектированная реальность столь же реальна, как и реализуемая в уникальном моменте настоящего, если принять, что она содержится в структуре логлобала. Но в этом случае человек, так же реально, но опосредованно связан с будущим.
Таким образом, логлобал не безразличен к основным понятиям концепта времени. Логлобал теснейшим способом связан с одним из них – с настоящим (то есть полностью присутствует только в нем) и стабильно структурирован по отношению к остальным двум – прошлому и настоящему.
    При более внимательном рассмотрении проблем научной институализации дефиниций времени и логлобала (души), за слоем поверхностных, почти технических (упомянутых выше) трудностей формулирования существа этих концептов и образования сколько-нибудь приемлемых представлений о них, мы сталкиваемся со сходством конкретного типа глубинного препятствия в  понимании их смысла.
Концепт времени создает трудности в своем постижении на самых дальних подходах к пониманию его содержания. Представляется наиболее загадочным в научной парадигме постижения времени, даже не то, за счет чего время глобально, убиквитарно, первопричинно и необратимо, а то, что мы до сих пор не в состоянии ответить на вопрос о реальности времени как бытийного феномена, о его бытийной действительности. Вопрос о том, что есть время – феномен или ноумен не только не решен, но и не понят в первичном аспекте - разрешим ли он вообще! Мы не просто не понимаем, что есть время. Мы не можем ответить – есть ли время вообще, как физическое явление во Вселенной!
После столетий более ли менее пристального наблюдения и пристрастного анализа время остается для наблюдателя-человека не просто природной загадкой как многие подобные. Основная проблема времени скрыта в невозможности определения его реальности, как физического феномена, такого же безусловного как пространство. Обладает ли время субстанциональностью и, именно, как субстанция меняет предметы и их соотношение в пространстве, или вещи и процессы меняются исключительно благодаря взаимодействию материальных субстратов между собой, а «время» лишь формализованное представление об этом процессе - кардинальный вопрос в дискуссиях о времени, первая развилка на пути его познания.    
  Однако, время не уникально в своей глубинной бытийной загадочности. Существует еще одно явление  столь же масштабное сколь и необъяснимое. Подчеркнем – ни на йоту, не менее загадочное, чем время. Речь идет о человеческой душе (логлобале - в гуманологической парадигме), об идеальном существе нашей души. Воплощаясь в том же предельно величественном наборе, что и время – глобальность, первопричинность, убиквитарность и необратимость (в отношении последнего необходимы пояснения – мы ощущаем себя только в настоящем и никогда в прошлом и феномены «dejavue» и «jamais vu», лишь подтверждают сказанное), душа (логлобал) напрочь отсутствует в мире известных нам физических реалий. Отсутствует настолько полно, что не позволяет сколько-нибудь уверенно ответить на вопрос о своем существовании. Всевозможные инвазивные  и психологические, инструментальные и непосредственно-чувственные, in vivo и post mortem исследования,  не дали нам ни малейших оснований считать душу чем-либо большим, нежели выдумкой сказочников и философов. Как и время.
Однако, существование целостного феномена души человеческой не вызывает ни у одного из нас сомнения, стоит человеку на мгновение обратиться к собственной субъективной реальности.  Тем не менее, так же как и время душа не определима в качестве физического феномена в научном дискурсе.
Вопрос не случайный и не праздный. Фундамент познания – чувственное познание. В той или иной степени, прямо или опосредованно, с помощью инструментов или органов чувств мы воспринимаем окружающий мир, и лишь потом он становится пищей для размышления. И только время и душа как таковые – не ощутимы, не воспринимаемы, не даны нам в чувственном опыте, при бесспорной их значимости в наличной реальности.
Есть то, что мешает нам отмахнуться от реальности этих явлений. Мы так глубоко погружены в их бытийность, что оказываемся полностью слиты, сращены с ними. Настолько глубоко, что не в состоянии отделить себя, свое Я от них. Нас нет вне души и нет вне времени. Вне души мы не чувствуем себя в движущемся Мире, вне времени мы не ощущаем себя в движении Мира.  Время и логлобал соединяются в калейдоскопических изменениях Мира и только через себя человек может наблюдать это затейливое вращение осколков реальности.    
Столь глубинное совпадение когнитивных качеств души  и времени наводит нас на мысль о коренном единстве этих объектов познания.   
2. Соотнесение и совмещение качеств  души и времени.
Логлобал человека как и время лежит на векторе временной стрелы от прошлого(память) – через настоящее (сознание в реальности) – к будущему (мечты). Мы выбрали ряд основных свойств времени и сравнили их с таковыми же у души. Мы считаем, что обнаружили достоверное совпадение этих свойств:
а. Постоянство движения времени и постоянство присутствия логлобала в текущем настоящем. Время, в человеческом наблюдении, течет всегда. Оно не останавливается ни на один момент и ни в одной точке пространства. То есть время для наблюдателя постоянно в движении. Течение времени человек наблюдает «из настоящего» и с нашей позиции «в этом настоящем» оно течет постоянно, не останавливаясь ни на минуту. Логлобал во всей полноте, так же реализуется только, в настоящем не отставая ни на миг от течения этого настоящего. Если - «настоящее» движущаяся точка времени, то наше Я, так же постоянно движется вместе с этой точкой. Логлобал постоянно присутствуем в настоящем как и «момент времени» и не разделим с ним.
В принципе, можно представить себе ситуацию в которой наблюдатель отстает от массива «настоящего» и видит уходящую вперед реальность, оставаясь в темноте прошлого, но этого не происходит.
Таким образом, время течет постоянно и душа одновременно и постоянно перемещается, с одним из его самых актуальных моментов.
б. Непрерывность движения времени и непрерывность актуализации логлобала. Время, в своем движении, не прерывается (по-крайней мере мы этого не наблюдаем). На уровне макромира или на уровне наблюдателя время неразрывно. Каждый последующий момент времени непосредственно следует за предыдущим и сцеплен с ним без видимого зазора. Поток сознания логлобала, во всей его полноте, также движется без разрывов и зазоров. Каждый момент сознания бесспорно вытекает из прошлого момента, спаян с ним и также однозначно переплавляется в следующий. Даже в период сна мы не теряем полностью ощущения времени и пробудившись, в состоянии приблизительно оценить время проведенное во сне. Но главное, непрерывность логлобала проявляется в том, что проснувшись мы безальтернативно ощущаем себя тем же самым человеком, который вчера лег в эту постель. Все наши прошлые активы и ощущения (память) и будущие (планы, мечты) – остаются с нами в полном объеме. Да, могут измениться стремления (утро вечера мудренее!), но меняются они исключительно в пределах характерологических особенностей человека. По-крайней мере, мы уверены в полноте состава нашей личности, после пробуждения. Непрерывность нашего пребывания в Мире с точки зрения наблюдателя бесспорна и самоценна. Если предположить, что время дискретно и между его квантами  - зазоры, то мы их не видим потому, что мы и есть само время, существуем во времени и зазоры (независимо от их длительности) для нас не бытийны.  
в. Равномерность и равноразмерность течения времени и ощущение равномерности движения времени логлобалом. Скорость течения времени относительно наблюдателя – величина постоянная и равномерная. Время не убыстряется и не замедляется ни в целом, ни на отдельных его участках. Время - равноразмерно, то есть – субъективно каждая его часть соотносима с любой другой. Два соседних промежутка времени всегда равны между собой, как писал Геннадий Петрович Аксенов в работе «Причина времени».  Минута прожитая нами вчера соотносима с минутой текущей в данный момент. Это подтверждают не только часы. Действия людей, течение дел прошлого мы непроизвольно оцениваем во временных рамках сопоставимых с нынешними. Но это все происходит относительно Наблюдателя, относительно логлобала! Субъективная оценка равномерности и равноразмерности времени,  это по сути - проживание мгновений настоящего с одновременным со-ощущением протяженности времени вне настоящего. При этом мы признаем возможность относительности равномерности и равноразмерности движения времени. В каждом логлобале, в разные периоды его существования, возможен разный темп его течения сквозь метрику пространства. 
г. Темпоральная всеохватность метрики пространства и всеохватность Вселенной логлобалом. Нет ни одного объекта в пределах пространства, который не был бы захвачен ходом времени и не изменялся. Однако, это глобальный взгляд. В отдельных точках пространства, отдельные предметы, вещи остаются неизменными на протяжении ограниченных отрезков времени. Затем и они подвергаются изменениям. Также и логлобал. Будучи элементом глобальной «эмоциональной» структуры времени он отражает в себе весь Мир и пытается прийти с ним в абсолютное равновесие. Целый ряд волевых целеполагающих влечений человека могут быть объяснены только стремлением логлобала стать равным всему Миру. Здесь, прежде всего стремление к познанию, к активному преображению среды по искусственным образцам, безусловное стремление создать свой собственный Мир – как псевдоравенство с большой Вселенной. И время и душа присутствуют одновременно во всем объеме Вселенной.
д. Последовательность времени и личности. Главное отличительное качество времени – это последовательность. Будучи аналогом пространственной протяженности, последовательность времени воплощается его в вышеперечисленных феноменах: постоянство и непрерывность движения времени, равномерность и равноразмерность течения времени.
Разумеется, и постоянное движение может быть хаотичным, но применительно ко времени это означало бы разрыв причинно-следственных связей. Безусловная каузальность темпоральных процессов макромира утверждает последовательность времени.
Так же и непрерывность течения времени бесспорно последовательна в своей сути. Элементарные эпизоды времени, видимым образом, сцеплены между собой и эта сцепка упорядочена. Данная упорядоченность воплощена в последовательность – эпизоды следуют один за другим.  Равномерность течения времени, подразумевающая одинаковую продолжительность всех элементарных временных эпизодов, таким же образом последовательна. Равная продолжительность эпизодов делает безразличной их очередность по фактору длительности, а, следовательно, реализуется наиболее оптимальная фигура движения эпизодов – один за другим.
Текучая фигура логлобала так же последовательна. Поддающаяся рефлексивному анализу фигура движения сознания предстает перед нашим внутренним Я чередой сцепленных сцен. Борхес писал: «Наше сознание постоянно переходит от одного состояния к другому, а это и есть время: последовательность». Последовательность тонко ощущается нашим Я – разделяются не только прошлые картины и настоящие, но и предыдущие с последующими в прошлом с весьма детальной дифференцировкой.
е. Дискретность времени и логлобала. Внезапной и выпуклой наглядностью поражает нас дискретность времени при сопоставлении его с бытийностью души. Размышления профессора Мамардашвили на эту тему о сопряженности времени и смерти раскрывают проблему дискретности времени в новом свете. Мераб Константинович писал, что «Без со-бытийности сознания невозможно понимание проблемы времени, в котором она всегда служит отправной точкой. Через событийность же можно было бы ввести "проблему смерти" как такого факта сознания, который, своими неуловимыми для менталитета свойствами оттеняет для нас вообще "структуру сознания" (а не только структуру сознания "время")…
В той мере, в какой мы рассматриваем содержательность сознания со стороны психических механизмов как протекающих во времени, мы обнаруживаем, что время дискретно. Следующий момент времени нам не известен из предыдущего. Точно так же, как в смерти: зная, что мы умрем, мы никогда не знаем момента смерти.» В своей работе «Символ и сознание» (М. 1999. С. 151-152) он отмечал   смерть  не  как особую структуру сознания,      а   как « символа дискретности времени». Подобное возможно только при использовании человековедческого подхода, утверждающего связь прерывности человеческого сознания и его смерти.
 3. Субъективность времени  и темпоральность логлобала.
Следующий аргумент относительно единства Человека и Времени мы  обозначим как «Субъективность времени и темпоральность логлобала». Как мы уже говорили, время - единственный глобальный феномен Вселенной, чье существовании мы не можем не только утвердить, но даже описать во всех его проявлениях. Изменения предметов и процессов Мира, протекающие ежесекундно у нас на глазах, настолько фантасмагоричны и неуловимы, что человек не в состоянии закрепить в своем внутреннем мире сколько-нибудь полное представление о них. Однако, внутреннее ощущение течения времени заставляет нас непрерывно соотносить абсолютно все наши мысли и действия с его безостановочным ходом. Планируем ли мы мысленно завтрашний день, мечтаем о летнем отпуске, вспоминаем детские годы, радуемся встрече с другом (сейчас!), перебегаем дорогу, уворачиваясь от летящих автомобилей или играем в футбол – мы беспрерывно сопоставляем свой настоящий, ежемгновенный статус в пространстве с совершенными или возможными изменениями этого статуса. Такое сопоставление - непроизвольно и непрерывно, что позволяет задуматься о его бытийности-в- человеке. Бытийность-в-человеке времени и логлобала заглублена до степени абсолютной интимности, до степени слияния обех сторон, до степени субьективности как логлобала, так и времени.
Теперь о темпоральности логлобала. Личность заключенная в логлобале реализует способность к мышлению, практически исключительно, через языковой семантический массив. Но лексически  развитый язык полностью построен на временных определениях и предикатах. То есть мыслим мы только во временных категориях. Точно так же мы действуем – непроизвольно соотнося каждое наше движение с ходом времени. Тот же пример - мы перебегаем мостовую и совершенно непроизвольно понимаем, где и  (главное!) когда мы окажемся в точке свободной от несущегося транспорта. Мы не рассчитываем пошагово свой путь, а просто видим ситуацию в совокупности. То же самое, происходит при стрельбе по движущимся мишеням и так далее. Время внедрено в сингулярность логлобала так же глубоко и неотделимо, как ирландский кекс пропитан ромом – насквозь. Невозможно представить себе человека мыслящего и чувствующего вне временных категорий – сейчас, потом, до, после, задолго и так далее.
Рассматривая Вселенную со стороны, в роли Наблюдателя мы привычно пытаемся разглядеть знаки Времени, нанесенные Природой на лицо Мира. И это нам пока не удается. Возможно, мы выбрали неправильную точку для наблюдения? И то, что надо рассматривать изнутри, через себя мы рассматриваем как наружный,  отдельный от себя объект. 
4. Проявления в паранормальных феноменах. 
Связь души и времени проявляется и в околофизических явления, пусть спорных, но обсуждаемых в научном мире. Самое близкое к теме  сверхъестественное явление, связывающее субъективный мир человека  со временем -  разумеется ясновидение. Предвидение будущего. Множество подтвержденных и предельно сомнительных фактов изложены свидетелями и исследователями этого феномена. Мы не будем настаивать на достоверности этих свидетельств, однако, каждый может припомнить яркие ощущения свершившегося, которые посещали его за доли секунды до самого события. Краткость ощущения вспышки ужаса до катастрофы или мгновенное предчувствие восторга радостной встречи лишает эти случаи величественного статуса «предвидения», но существа дела не меняет - мы узнаем будущее до его наступления. Целый ряд исторических и полумифических персонажей пророчествовали на протяжении тысячелетий. Нострадамус и Джонатан Свифт, Мария Ленорман и Джон Ди, Иоганн Лафатер и Пророк Даниил. Все они, существовавшие и мифические, воплощают инстинктивное желание - видеть завтрашний день.  Настойчивость, с которой человек стремиться заглянуть в будущее – факт столь же мало объяснимый, как и сами феномены предвидения.
Но ясновидением не исчерпывается перечень значимых паранормальных феноменов, связанных с темой времени и души.
Известны, неоднократно фиксированные случаи, когда   йоги при большом скоплении зрителей, ставших в круг, мгновенно переносились за спины толпы. Представления анонсировались как демонстрация возможности телекинеза. Однако, было замечено, что исполнитель всегда требовал оставить позади себя свободный коридор.  Коридор абсолютно не нужен для телекинеза, но жизненно необходим для  сверхбыстрого перемещения, для бега. Настолько быстрого, что он может быть связан только с изменением собственного хода времени самим йогом.
Дело конечно не в отдельных чудесах, просто некоторые события требуют подтверждения и заставляют задуматься о возможностях человека.
5. Редукционный характер логлобала-времени
        Рассматривая единую природу логлобала, ту единую, универсальную сущность, которая способна воплотиться в ряд сходных, но все-таки дифференцируемых друг от друга ипостасей можно  предположить, что все нами перечисленное ранее - мышление, желания, стремления, эмоции, восприятие, память, целеположение – имеет единую основу, единую природу.  Такое единое состояние, составляющее суть логлобала, есть эмоции.  
Эмоция как субстанция логлобала, обладает  одной весьма заметной особенностью. Эмоция угасает, то есть, фактически, изменяется с течением времени. Это правило касается всех эмоций, независимо от их изначальной силы, характера, окраски, интенсивности и прочего. Более того, если раздражитель, вызвавший данное ощущение часто повторяется, то длительность во времени, проявления эмоции-ответа как яркого переживания при каждом последующем возникновении – сокращается. Так продолжается до тех пор, пока первичная эмоция вообще перестает быть ярким переживанием и не ощущается как чувство(!), соответствующее данному специфическому раздражителю.
Определим это самоочевидное свойство эмоций, как - «темпоральную редукцию ощущения».
Почему темпоральную? Ответ прост – если мы рассматриваем логлобал как феномен, а не ноумен, то данный феномен очевидно располагается в четырехмерном пространственно-временном континууме. Следовательно изменения проявлений логлобала, как впрочем и любые изменения предметов во Вселенной, происходят с течением времени, а не с изменениями координатно-пространственных параметров. Изменения пространственных координат не влияют на проявление эмоции в качестве яркого специфически - окрашенного переживания. Человек может кардинально перемещаться в пространстве, однако на динамику редукции ощущения это не влияет никоим образом.
Рассмотрим для начала самую простую модель ощущения – мы едим вкусный, сладкий пончик. Во рту возникло ощущение сладкой пищи со специфическим привкусом и консистенцией, позволяющее нам определить, что именно мы едим. Далее, по прошествии  некоторого времени вкус съеденной пищи постепенно ослабевает и вскоре исчезает вовсе. Что вполне закономерно, так как  частицы пищи, вызвавшие раздражение вкусовых сосочков были смыты со слизистой языка слюной.
То же самое произойдет и на следующий день, и еще через день. Однако, если мы будем есть пончики ежедневно, то постепенно мы заметим, что субъективное восприятие вкуса пончика будет угасать, именно, как яркое переживание. По-прежнему останется ощущение консистенции пережевываемой пищи, так же мы будем в состоянии определять специфический вкус пончика, не утратим мы способности чувствовать сладкий (не горький, не соленый!) вкус этого продукта. Что начнет постепенно исчезать – это яркость переживания вкусовых ощущений. Мы не просто насыщаемся пончиками, мы привыкаем к их вкусу. Привыкаем.
Если внимательно присмотреться к нашей эмоциональной жизни, то мы заметим, что человек, в конечном счете, привыкает ко всем регулярно повторяющимся раздражителям. Боль физическая и душевная, звучание любимой мелодии, вкус приятной нам пищи, необычные зрелища и пространственные ощущения (карусели, качели), токсичные стимуляторы эйфорических состояний (алкоголь, табак, наркотики – ведь человеку приходится увеличивать разовую дозу) и так далее. С ТЕЧЕНИЕМ ВРЕМЕНИ, редуцируется, снижается интенсивность и яркость эмоционального переживания, а впоследствии может и исчезнуть вовсе.
Но указанной динамикой процесс не исчерпывается. Достаточно длительное воздержание от применения специфического раздражителя приводит к возрождению яркости эмоционального переживания. Если в течение года вы воздержитесь от употребления пончиков, то новая его дегустация доставит вам столько же удовольствия, как и самое первое знакомство с этим чудом фастфудовской кулинарии.
Какому же свойству времени, как феномена соответствует подобная динамика эмоциональной жизни нашей души?
Временные изменения Вселенной доступные нашему наблюдению изначально, носят совершенно определенный редукционный характер.
Зададимся вопросом - как выглядит в целом картина темпорально меняющегося Мира?
В целом Мир с течением времени меняется точечно и постепенно. Степенной уровень этих изменений мы указать не можем, в силу прямого отсутствия аналогов, но сама постепенность происходящих в Мире изменений – очевидна.
Ведь, что есть редукция по существу? Это в первую очередь постепенное ослабление, уменьшение, упрощение, т. е. изменение чего-либо с приведением исходного материала к некоему остатку. Понятие редукции всегда подразумевает сведение к остаточному признаку исходного состояния. Например, редукция крыльев у не летающих птиц – страусов, кур, киви и прочих. Крылья не исчезли совсем, и птица осталась птицей. Наблюдаются  остаточные признаки крыльев при строении самого организма по типу птицы.
Так же и темпоральные изменения Мира редукционы по своему типу. Картина Мира не меняется кардинально, глобально и одновременно  с каждым квантом времени или с определенной периодичностью. Наблюдатель-человек не видит, например, перед собой картины Мира, меняющегося, мгновенно и полностью, с определенной периодичностью и частотой, как жесткое целое. Хотя, как вариант возможного типа темпоральных изменений он не может быть исключен. Как, впрочем, не могут быть исключены и никакие другие варианты, в силу нашего весьма условного знакомства с предметом.  
Но де-факто, темпоральные изменения носят редукционный, остаточный характер. Картина «настоящего» изменяется  постепенно. В каждом последующем мгновении остаются на своих местах дома, камни, мостовые, деревья. Тот же человек уже час сидит на скамеечке перед подъездом. Лениво застыли легкие облака на безветренном небе. Но вот промелькнула и скрылась в перспективе улицы машина, упал и разбился стакан, кто-то наступил на проползавшего муравья, сменилась картинка в телевизоре. Глобальная картина Вселенной безостановочно-медленно (для нашего взгляда!) меняется в неких точках и постепенно через какое-то время становится неузнаваемой. В каждом «настоящем мгновении» присутствует огромное количество мазков из прошлого, остатков. Это очень важный момент, который мы назвали бы - «Инерцией прошлого». Именно, такой характер темпоральных изменений требует своего однозначного исследовательского ответа.
Редукционный характер темпоральных изменений очевиден и если мы осмотримся в поисках природного референта, обладающего таким же качеством,  то, в-первую, очередь обнаружим, именно, человека как прямой и безусловный аналог подобных изменений. Логлобал человека будучи безальтернативно впаян во временной поток (во всей полноте мы присутствуем только и исключительно в настоящем моменте) и являясь собственно, так же потоком эмоционального процесса пронизан редукционностью. Не только собственной сферой памяти, что тоже важно и характерно. Но главное редукционностью угасания эмоционального переживания при многократном повторном раздражении  сферы восприятия человека – слуха, зрения, вкус, обоняния, осязания.
Редукционному угасанию (сиречь, темпоральному изменению) подвержена и сфера мышления человека. Например, нам трудно рассмеяться в третий раз над одним и тем же, вновь рассказанным афронтом поручика Ржевского или повторно разрыдаться над трагедией Тельмы и Луизы или, к примеру, Бони и Клайда.
6.Феноменальность равнозначных концептов времени и логлобала
Принятие идеи логлобала как сингулярности потока времени, то есть, как явления единосущностного логлобалу времени позволяет прояснить некоторые проблемы, до сих пор, остававшиеся  нерешенными. В частности, речь идет о  понимании времени как феномена или ноумена. Разрешение этой проблемы и приведение сколько-нибудь приемлемых аргументов в пользу одного из этих вариантов, предельно важно для современной темпорологии.
Но и определение логлобала в этой проблеме столь же существенно для гуманологии. Присутствует ли душа в мире доступном нашему восприятию или нет? Душа  - это идея или физическое явление? Дело в том, что все стороны души более доступны нашему с вами рассмотрению, чем существенные аспекты времени и, следовательно, легче изучаемы. Душа воспринимается человеком и, следовательно, наши суждения об этом предмете могут быть более глубоки.
 Начнем с того, что внесем в вопрос о сущности человека – душе, одну весьма существенную черту. Мы не будем рассматривать предполагаемую идеальность или материальность души. Поговорим о Мodus animus или о способе существования нашей сущности - души.
Видится только два возможных, взаимоисключающих  способа.
Первый возможный способ существования сущности – это «осознавшая себя плоть». В ходе эволюции, у развивающейся органики среди массы новых свойств появилось и такое, которое позволяет ощутить и осознать  окружающий ее мир. Так, например, у мозга появилась способность к мышлению как новое свойство.
Второй способ – это «субстанциональная сущность», нечто. Например, душа, отделяемая от физического тела. Второй способ – Я, как самостоятельное, изолированное явление, могущее пережить свое тело.
Каковы аргументы, сопровождающие первый вариант? Понятно, что он выстроен как идея качества или стороны материального тела. Такого же качества, каким  является сферичность для мячика или упругость для куска резины. Отдельно от своего «носителя» ни сферичность, ни упругость в природе не существуют. Это в принципе невозможно. Они есть свойство, по определению неотделимое от материальной основы.
Так может ли наша сущность, наша душа быть таким качеством или свойством высокоразвитой биологической ткани, например, мозга?
Предположим, что мозг, чья биологическая структура усложнилась, на каком-то этапе развития породил способность ощущать и думать. В этом случае то, что мы называем душой, отождествляется с нашим мозгом, точнее является одной из его сложных сторон.
Эта сторона, это качество мозга в целом будет неотделимо от него, так же, как округлость мячика не может существовать без мяча. Это естественно, так как свойство принадлежит всему предмету. Стоит разрезать мяч пополам, и  он уже не сферичный и не упругий. Любое качество объекта, неразрывно связано с физическим состоянием всего своего объекта. Это главное.
Любое нарушение физической основы - носителя качества, неотвратимо влечет за собой нарушение этого качества-как-такового.
То есть, любое нарушение состояния физического источника качественных характеристик влечет кардинальное изменение или исчезновение этих качеств-как-таковых.
Попробуем сломать деревянную линейку. Да, обломки у нас в руках останутся деревянными, но не это свойство (способность гореть, как горит дерево, или хрустеть при надломе, как хрустит деревянная планка) делало линейку линейкой. Она была этим предметом в силу других отличительных качеств. В частности  - ровной грани и последовательной разметки. Сломав эту школьную принадлежность, мы уничтожили основные определяющие свойства – последовательность и непрерывность разметки. Линейка перестала быть именно линейкой тогда, когда кардинально нарушили ее физическую основу. Качество, которое было линейке присуще, назовем его условно  «измерительностью»,  исчезло.
Применительно к мозгу и логлобалу, как качеству мозга, это выглядело бы следующим образом.
Человек заболел, и у него появилось опухоль, которая разрастается и нарушает структуру мозговой ткани. Если принять, что свойства души – это качество мозга, то нарушение должно было постигнуть все проявления души – чувства, восприятие, мышление, стремления, память.
На первый взгляд, так и происходит. У таких больных нарушается восприятие – от элементарных фотопсий и акоазмов до многокомпонентных эйдетических галлюцинаций, разнообразных метаморфопсий и расстройств схемы тела. Могут появиться и нарушения мыслительной деятельности во всем спектре – от амнезий и гипермнезий до насыщенного фантастическими видениями и конфабуляциями бреда. У больного может полностью изменится направленность стремлений. То есть страдает волевая сфера сознания.
Но все это не нарушения существа качеств. Качества с изменением физической основы должны меняться, как таковые. Был плоский – стал квадратный,  был лед – стала просто водой, было мышление – стало, например, восприятие. Было одно проявление – стало другое.
В случае с душой сущностные проявления – восприятие, мышление, ощущения должны были исчезнуть или перейти в другое качество. Измениться кардинально. Измениться как таковые, измениться как «самость». Например, чувства должны были бы стать чем-то другим.
Но, тем не менее, они остаются чувствами. Другими, но чувствами. Мышление должно было превратиться во что-то другое, например, в физическую силу, в чувство голода, в гиперемию кожных покровов.
Однако мышление остается тем, что оно было. При болезни меняется темп мышления, его характер, эффективность, но оно остается тем же, чем  было и раньше – мышлением. Человек думает, складывает буквы в слова, слова во фразы.  Делает пусть неверные, но выводы из увиденного или услышанного, формирует умозаключения. Стремления так же в своей сути остаются тем же, что и раньше – стремлениями. Пусть к чему-то другому, нетипичному для данного индивидуума, но все-таки стремлениями.
По сути, так происходит во всех случаях заболевания мозга, даже   самых разрушительных с анатомической точки зрения.
В то же время наиболее тяжелые системные расстройства душевной деятельности человека, расстройства, при которых его основополагающие, сущностные качества меняются весьма значительно, а иногда регрессируют почти до нуля (амнезия, афазия или полная деменция), обычно не сопровождаются заметными нарушениями биологической основы этих качеств.
Самое разрушительное для души (или ее частного случая - психики) заболевание – шизофрения, не влечет никаких заметных структурных изменений мозговой ткани. И это в то время, когда последствия шизофрении могут быть столь деструктивными, что человек в считанные годы полностью теряет способность к структурированному мышлению, утрачивает какие-либо волевые побуждения (стремления и направленные желания). Оказывается в состоянии, которое психиатры называют  распад. Полный распад личности, исчезновение любых  проявлений подлинно человеческого, абсолютная социальная дезадаптация. И при этом ни малейших  нарушений физического носителя этих свойств!
Если душа – это суть качество мозга, то все вышеописанное заставляет, как минимум, усомниться в наличии связи нашей психики с мозгом. А в нашем случае предположить, что логлобал не существует как качество нервной ткани.
Если душа – это есть качество, то оно, как и полагается, должно кардинально меняться с изменением физической основы, должно быть неотделимым от носителя и, наконец, должно быть проявлением своего материального вместилища.
Говоря о взаимосвязи мозга и души, как его неотделимого качества мы видим, что с изменением биологической основы души не утрачивается ни один из главных ее параметров – способность мыслить, чувствовать, переживать и сопереживать, желать и стремиться и т. п. Я остается  тем же Я, что и раньше.
Личность каждого из нас именно такая, какая она есть. Особенная, своеобразная не похожая ни на какую другую. И изменившись, как свойство, душа человека потеряла бы свои ценнейшие проявления – способности ощущать, мыслить, стремиться, переживать, быть обособленной в  своих переживаниях. Это было бы сразу заметно.
Такие потери никогда не проходят бесследно. Речь идет не о смене характера или стереотипа поведения, а об изменении качества-как-такового.
При изменении физического тела - основы души, человек остается самим собой, независимо ни от чего. Его Я остается тем же самым. Сущность всего явления под названием Homo sapiens не меняется при изменениях субстрата этой сущности, например, мозга. Что достаточно убедительно отвергает идею сущности-души как свойства или качества человека.
 В этом случае нам остается отмести первое допущение и принять альтернативное:  душа – сущность человека, которая существует отдельно от тела.
Да, связана с ним.
Да, зависит от его состояния.
Да, видимо, питается от него энергией.
Но существует отдельно.
Существует!
То есть логлобал – феномен. Физический феномен физического мира. Но при этом, будучи, по нашему предположению, сингулярностью потока времени логлобал самоочевидно отражает феноменальность самого времени.
Так гуманологическое изучение человеческой сущности отвечает на загадки времени.
 7. Бритва Оккама
Еще одним аргументом о единой основе природы времени и природы логлобала, может   стать опыт распространения «принципа бритвы Оккама» на равноположную пару логлобал-время. Содержание бритвы Оккама хорошо известно в научном мире и не опровергнуто веками дискуссий. Известная формула - «Сущности не следует умножать без необходимости», постулирует приоритет интуитивного познания над абстрактным. Но это не все. И время и логлобал согласно схоластике Уильяма Оккама – термины второй интенции. Оба они относятся  к категории абстрактных понятий и принятие их в круг познания - вопрос когнитивной рефлексии, которую интересуют значения слов, а не физическое состояние вещей, ergo,  создание нового термина подпадает под логику экономного использования словесного материала. Нет необходимости множить понятия о том, что есть «нечто неощутимое, неопределяемое, бесконечное и вездесущее», если человек уже создал одно обозначение известного ему феномена. 
Концепты логлобала и времени в определенном аспекте настолько схожи, что есть необходимость их максимального сближения, как необоснованно мультиплицированного термина, в частности в сфере человекознания в рамках Специальной теории гуманологии.
Ряд приведенных нами аргументов, как мы полагаем, поддерживает высказанную выше позицию на логлобал как на концентрированную точку временного потока — сингулярность.
 IV. Заключение
Исследование природы времени логичнее всего вести «изнутри», рассматривая его с той самой точки, откуда оно ближе к нашим глазам – из самих себя. Эти слова не просто приглаженная поэтическая метафора. Это прямое методологическое указание на наиболее утилитарные, прикладные подходы к рассмотрению основ темпоральной проблематики. Исследуя наиболее доступное нам – человеческую душу, мы получим (в пропорциональном когнитивном переложении) прямые и доступные знания о времени.
В заключении нам хотелось бы привести одно из многих прозрений философов прошлого, интуитивно воспринявших единство души и времени. Плотин – греческий философ, родом из Ликополя (Египет), живший в Риме в III веке н.э. последовательный неоплатонист. В трактатах «Эннеады» он не просто обращался к интересующей нас теме. Им написаны три трактата «О душе», а так же «О сущности души», «О вечности и времени». Но, что интересно один из них назван «О душе третья книга или же О времени». Плотин утверждал, что у души много измерений: она имеет начало, середину и конец. Подобное структурирование души наводит на мысль о ее феноменальности и сопряженности с другими основными феноменами. Размышления Плотина об объектах постижения души – предметах умопостигаемого Мира приводят с одной стороны к тому, что время, как объект познания заключено в душе, а с другой – к тому, что «уму не нужно время, он пребывает в вечности. Душа же невозможна вне времени». И тут же Плотин утверждал, что «Время заключается в каждой человеческой душе, и притом время с одинаковыми свойствами». Такое взаимопроникновение эйдосов Плотина столь же очевидно, сколь и обосновано. Оно поддержано всей системой взглядов античной философии и основано на непосредственном восприятии Мира, не замутненном переизбытком мельчайших фактов из бытия матери и ворохом спорных теорий стоящих на этом весьма шатком фундаменте.
Литература
 
1. Губин В., Некрасова Е. Философская антропология. М. 2000. стр. 159
2. Мирзаев Е.Т. Гуманология., Алматы 2003. стр.222
3. Мирзаев Е.Т. Гуманология., Алматы 2003. стр. 222
4. Гартман Н. Этика., М. 1926
5. Мирзаев Е.Т. Гуманология., Алматы 2003. стр. 226
6. Мирзаев Е.Т. Гуманология., Алматы 2003. стр. 227-228
7. (Аксенов Г.П. Причина времени. М.: Эдиториал УРСС, 2001. С.232).
8. Борхес Х.Л. Из книги "Думая вслух" ("Borges Oral") 1979.
9. Цит. по Таранов П.С. От Соломона до Роджера Бекона М. 2000, стр. 271
 
Лучшая IT компания в Казахстане - Global Services International